-18 °С
Ясно
ВКTlgrmDZENОК
Все новости
Z
11 Января , 13:27

Я верю в нашу страну и в наших солдат

Участник спецоперации Марат Гильмутдинов приехал домой, в Нефтекамск, в отпуск на две недели, из которых четыре дня уходит на дорогу. Родители, близкие, друзья встречали его со слезами радости на глазах.

Марат Гильмутдинов. На ночном дежурстве с неожиданным «нарушителем» – ёжиком.
Марат Гильмутдинов. На ночном дежурстве с неожиданным «нарушителем» – ёжиком.

Каждый день долгожданного отпуска бойца на счету, все хотят успеть повидаться, зазывают в гости, приходят сами.

Улыбчивому, открытому нефтекамскому парню всего 25 лет, на вид не дашь и двадцати. Родился и вырос Марат в Нефтекамске. С детства занимался баскетболом, хоккеем, тхэквондо. После окончания школы поступил в Нефтекамский нефтяной колледж и получил специальность бурильщика нефтяных скважин. После окончания колледжа в 2018 году его призвали в армию, и он отслужил в мотострелковых войсках на военной базе в Армении. Служба в армии стала для него настоящей школой мужества, где офицеры научили его организованности и военной дисциплине. Еще тогда у Марата появилась мысль продолжить службу на контрактной основе. Но родители уговорили его вернуться к гражданской жизни. После демобилизации он устроился работать в Уфимский филиал ООО «РН-Бурение». Отработал два года помощником бурильщика, ездил по вахтам. Поступил учиться в Ижевский университет, собирался ехать на учебу, начинался первый семестр. Но в сентябре, когда в стране началась частичная мобилизация, он в числе первых по собственной инициативе пошел в военкомат. И это в то время когда некоторые ушлые ребята, пытаясь уйти от мобилизации, впопыхах уезжали в Грузию, Казахстан, Турцию. По сути, мобилизация показала, кто есть кто. Кто истинный патриот своей Родины, а кто лишь на словах.

Вопрос, из каких соображений попросился служить в зоне спецоперации? – напрашивался сам собой. 

- В нашей семье есть история, которая с детства мне врезалась в память, – начал издалека Марат. – Помните, в советские времена считалось: не служил – не мужик. У отца были проблемы со здоровьем, и его признали негодным к службе. Но он «терроризировал» военкомат до тех пор, пока его не взяли в армию, несмотря на диагноз. До сих пор перед глазами его фотография, где отец, побритый наголо, но счастливый, с повесткой в руке выходит из военкомата. И он отслужил наравне со всеми... 

Этот патриотизм и в генах сына, который пошел по стопам своего отца, дедов, которые воевали в Великую Отечественную войну. 

- Поэтому я решил пойти на спецоперацию, чтобы не позорить фамилию отца и деда, чтобы родители могли жить спокойно. А я буду делать то, что должен – защищать интересы своей Родины. – Я сын своих родителей, своих предков, сын своей страны, по-другому не могу сказать, – говорит Марат, эти вроде бы высокие слова у него идут от души, искренне, без пафоса. Такое правильное воспитание получил в своей семье этот нефтекамский парень. 

28 сентября прошлого года Марат вместе с другими мобилизованными уехал в Саратов. Через две недели учебки выехали они в зону спецоперации. Вместе с другими нефтекамскими ребятами он попал в мотострелковый полк, в комендантский батальон. В подразделении, где он служит, из тридцати человек 24 – из Нефтекамска и Краснокамского района, остальные – из Уфы. За этот год ребята сдружились, стали настоящими братьями по оружию. Быстро сориентировались в обстановке военного положения, и теперь всегда начеку, готовы к любому повороту событий. 

Марат многого не рассказывает, понятное дело – нельзя. Секретной информацией является и место, где они дислоцируются и проживают. Лишь парой слов он обмолвился про условия проживания. 

- Условия мы создаем себе сами. Чем дольше находимся на одном месте, тем лучше успеваем обосноваться. Мы служим в комендатуре. Наша задача – поддерживать порядок, работать с гражданским населением, нашими военнослужащими, чтобы никто не нарушал правил военного времени. Кроме этого, наши ребята выезжают на задержание наводчиков, диверсантов, которые затесались в ряды гражданского населения. Были случаи, когда их брали с поличным. Разведка дает координаты подозрительного движения, и наши ребята выезжают для проверки. Наш батальон в таких случаях работает в одной связке с разведкой и спецназом. Выезжая на место, никто не знает, что их ждет на месте. К сожалению, есть такие, кто живет в режиме ожидания сигнала с той стороны. Параллельно они проводят разведку: сколько нас, где мы дислоцируемся, отправляют информацию на ту сторону, а когда поступает приказ, выходят из «спящего» режима, чтобы совершать террористические вылазки... 

К вопросу настроений местного населения. В лицо они всегда улыбаются. Но кто знает, о чем они думают. Большинство рады тому, что мы пришли помогать, устанавливать мир и законность, но среди них есть и те, кто мыслит по-другому и пока дожидается своей минуты...

С товарищами по оружию: настроение боевое.
С товарищами по оружию: настроение боевое.

Когда пошел второй год мобилизации, Марат подписал контракт на военную службу. Теперь его как бойца-контрактника в любой момент могут направить на линию соприкосновения. 

- Знаю, ответственности стало больше. Я готов ко всему, приказ будет – пойду, – говорит Марат. – И даже не буду жалеть об этом, потому что знаю, для чего я там и какая стоит передо мной задача. Я верю в нашу страну, верю в силу нашего вооружения, верю в наших солдат... 

Каждый раз, встречаясь с нашими бойцами-отпускниками, чувствую большую разницу между нами – гражданскими и военными. У этих ребят очень мощная мотивация идти вперед, до победного. И как бы отвечая моим мыслям, Марат говорит: 

- За этот год произошло многое, и невольно задумываешься о тех вещах, о которых раньше и думать не думал. Идет какая-то переоценка ценностей. Начинаешь ценить время, понимаешь, как оно быстротечно. Будучи человеком верующим, считаю: как Всевышний распорядится, так и будет. Он даст каждому из нас столько времени, сколько суждено. Ни больше, ни меньше...

Некоторые считают, что, может, не надо было начинать спецоперацию, пусть жила бы себе Украина своей жизнью. А ребята, которые видели своими глазами то, как изо дня в день бомбят дома донбассовцев, противоположного мнения. 

- Восемь лет наша страна пыталась урегулировать ситуацию дипломатическим, мирным путем, Украина не захотела, – уверен и Марат. – НАТО расширилось на восток, враг стоял на пороге. Куда уж дальше терпеть?! Одно дело, когда ракета летит до Москвы пятнадцать минут, и есть возможность перехватить, совсем другое – когда пять минут... Речь идет о безопасности наших людей, нашей страны. И второе – не один год шел геноцид русскоязычного населения, и они нуждались в нашей защите. Тут вопросов и быть не может... 

Разговор с Маратом состоялся в конце декабря, и я не могла не спросить о том, как бойцы собираются встретить наступление нового года, какое желание загадают под Новый год?

- Встретим, скорее всего, в наряде, – смеется Марат. – Для меня как вахтовика Новый год – по сути, не праздник. Мы каждый день по две недели отрабатывали на вахте, трудились и в Новый год. Для нас, вахтовиков, это как обычный день. Для меня существует один праздник – день рождения... Насчет новогоднего желания. На сегодня у всех – у участников спецоперации, у родных и близких – оно одно: чтобы быстрее закончилась спецоперация, и все вернулись живыми и здоровыми домой.

P.S. Когда материал готовился к печати, мы списались с героем нашей публикации для согласования некоторых моментов. И Марат попросил передать слова благодарности родителям, друзьям и первому тренеру по тхэквондо Рустаму Назировичу Минязеву.

Автор:Миляуша Сиразетдинова
Читайте нас в