-13 °С
Ясно
ВКTlgrmDZENОК
Все новости
Z
20 Января , 14:32

С песнями и танцами… в зону СВО

«Кто сказал, что надо бросить песню на войне? После боя сердце просит музыки вдвойне». Помните строки Александра Твардовского из поэмы «Василий Тёркин»? Действительно, и в годы Великой Отечественной войны, и в наше время – в ходе специальной военной операции – артисты поддерживают бойцов морально. Об этом мы беседуем с нашим земляком – участником Военного ансамбля песни и пляски Центрального военного округа.

Участники спецоперации часто фотографируются с артистами на память.
Участники спецоперации часто фотографируются с артистами на память.

Эмиль с шести лет занимался в ансамбле эстрадно-спортивного танца «Виктория», а в 13 лет поступил в Башкирский хореографический колледж имени Рудольфа Нуреева. Срочную службу проходил в г.Екатеринбурге, по рекомендации колледжа прошёл смотр в военный ансамбль, а вскоре принял решение подписать контракт.

- Эмиль, ты же мог после срочной службы просто вернуться домой.

- На седьмом месяце срочной службы у меня появился интерес к военному ансамблю песни и пляски, единственному, который выезжает в зону специальной военной операции. Я начал спрашивать у контрактного состава, что да как. Мне понравилось, что там очень сплочённый коллектив, ребята как одна дружная семья, никто никого не даст в обиду. И я решил подписать контракт. Родители были категорически против. Спустя время снова попытался с ними поговорить, безуспешно. Тогда я сам решил подписать контракт. Спустя недели две меня уже отправили в зону СВО. Это было весной. В первый раз, естественно, было страшно. Взрывы, грохот, разрушенные города – всё это видел своими глазами. А потом привык. Во второй раз уже не было страха. Нас, разумеется, отправляют на более безопасные территории, на вторую линию, где бойцы уже отдыхают, восстанавливаются. В эти дни им дают концерты.

Военный ансамбль песни и пляски Центрального военного округа поднимает боевой дух солдат.
Военный ансамбль песни и пляски Центрального военного округа поднимает боевой дух солдат.

- До концертов ли бойцам?

- Многие говорят: зачем вообще там нужны песни и пляски? Но когда у бойцов спрашиваешь, нужны ли им такие концерты, они отвечают: конечно! Ребята очень долго находятся в зоне СВО, они устают, падают духом, думают, что про них забыли. Когда приезжают артисты и дарят им позитив, радость, в которых они нуждаются, у них поднимается настроение, они словно перезагружаются. Вспоминают, что у них есть дом, и дома их ждут родные, что надо обязательно победить и вернуться домой живыми и здоровыми. Они настолько соскучились по дому, по родным местам. И вот этот кусочек родины мы им привозим. И взрослые мужики радуются, как дети, их глаза блестят. Они снимают выступления на видео, потом просматривают концерты заново уже по телефону, воодушевляются. Я считаю, что поддерживать моральный дух солдат нужно непременно.

- Какой везёте репертуар?

- В основном патриотический. Ещё смотрим, какой полк. Если башкирский, например, «Алга», «Шаймуратовцы» и другие, то обязательно прозвучат песни и на башкирском языке.

Часто с нами выступают известные артисты. Например, Юля Чичерина. Многие её знают по песням «Ту-лу-ла», «Жара», «Мой рок-н-ролл» и другим хитам. Как началась специальная военная операция, Чичерина начала писать и петь песни военной тематики. Песню «Армата» Акима Апачева и Юли Чичериной знают все военнослужащие. Ездил с нами Вадим Самойлов, лидер и основатель группы «Агата Кристи», приезжал Данко. Ребята радуются, когда приезжают известные артисты.

Нефтекамец Эмиль.
Нефтекамец Эмиль.

- Где вы базируетесь?

- В Екатеринбурге снимаем квартиры. А в зоне СВО живём в общежитиях: здесь холодно, тараканы, крысы, перебои с горячей водой. Сначала всё это шокировало, конечно, но, оказывается, и к этому привыкаешь. Мне помогла закалка, которую я получил, когда жил в интернате при хореографическом колледже. Уже в военной части было видно, кто приехал из дома от мамы, а кто имеет опыт отдельного проживания. Мне в этом плане гораздо проще.

Покупаем продукты и готовим сами. Кстати, на новых территориях завышенные цены на продукты питания. К примеру, литр сока у нас стоит сто рублей, а там – 250 рублей. Ладно, мы, военные, можем себе это позволить, платят нам хорошо. А как местные жители, которые там остались? Зарплаты там не особо высокие, я думаю. А люди как-то жить должны. В магазине всегда очередь в любое время, дефицит продуктов, всё развалено, разрушено. Если видим детишек, угощаем их соком, шоколадками. Шевроны дарим. Ребятишки там мирной жизни-то не видели, с 2014 года военное положение.

- Местные как принимают?

- Люди там разделились на два лагеря. Большинство хорошо к нам относятся, но есть и те, кто негативно. Если мы по форме одеты – то разговаривают неохотно. Был даже такой случай: даю деньги в магазине, продавец швыряет обратно, мол, мы такое не принимаем. В сёлах к военным хорошо относятся.

- Скучаешь по дому?

- Мой дом там, где я. Я с 13-ти лет живу отдельно от родителей, поэтому не скучаю, привык. Есть связь, можно позвонить по видео. Если в России нахожусь, то практически каждый день созваниваемся, общаемся. Если на выезде, то связи нет, конечно. Связь, переписка – всё контролируется, перехватывается. Поэтому лишняя информация не должна просочиться. Перед отъездом предупреждаю, по возвращении обязательно отзваниваюсь родителям.

Сестрёнка, конечно, скучает очень, ждёт. Постоянно спрашивает, когда приеду. В новогодние праздники был в отпуске, время провели насыщенно.

Поговорили мы и с мамой Эмиля Анастасией Олеговной.

- Анастасия Олеговна, Вам, как маме, что подсказывает сердце?

- В первое время я рыдала, когда сын сказал, что подписал контракт. На меня вышло начальство, командир хотел поговорить со мной лично, хотя сын совершеннолетний, может сам принимать решения. Командир всё объяснил, успокоил, что в самое пекло ансамбль не выезжает. Понятно, что прилететь может в любой момент, там нет такого понятия, что безопасно. Поинтересовался моим мнением. Ни одна адекватная мама не даст чемодан и не скажет: езжай, сынок, туда… Но когда Эмиль позвонил и сказал: «Мам, если мне суждено умереть, я захлебнусь в стакане воды» - как будто где-то щёлкнуло. Я ведь и сама всегда говорю, что от судьбы не убежишь, если суждено, то можно упасть со стула и больше не встать. И как будто отпустило… Первое, что сын написал мне с первой поездки: «Цените то, что у вас есть». Он никогда мне не скажет о своих трудностях и проблемах, но в тот момент я поняла, что ему тяжело. Казалось бы, к такому привыкнуть нельзя: к этой серости, разрушенным, обгорелым городам, безлюдности. Но привыкаешь, смиряешься, что ли. А я думаю про ребят на передовой, где происходят военные действия. Вот там, действительно, можно сойти с ума, если не будет разгрузки. Я считаю, немаловажную роль берут на себя военные ансамбли. Тот, кто не был там, наверно, не поймёт... По восторженным отзывам бойцов, можно сказать – это того стоит. Военные ансамбли всегда были, есть и будут.

Я рада, что рядом с Эмилем надёжные товарищи, ещё пятеро парней с хореографического колледжа присоединились к ансамблю, они в обиду друг друга не дадут. Он счастлив – это самое главное. Я считаю, что он выполняет большую миссию. И это осознанный выбор. В ходе службы Эмиль получил звание ефрейтора и был награждён медалью «За воинскую доблесть». Планирует продолжать контрактную службу. Я горжусь, что у меня такой отважный сын.

Пока материал готовился к печати, военный ансамбль отправился в зону СВО с новыми концертами.

Автор:Елена Аллаярова
Читайте нас в