-21 °С
Ясно
ВКОКFBInstaTikTok
Все новости
Личность
6 Августа 2019, 16:37

История о том, как Роман Галиевич Каримов речку Марьинку спасал

Несгибаемое намерение - так обычно называют состояние человека, способного совершать поступки, которые кажутся невозможными. При этом чисто физическая сила здесь не играет существенной роли. Наш герой и ростом не вышел, да и силёнок у него – на полмешка с картошкой, не более.

Как всё начиналось
Простой, необычайно скромный человек Роман Галиевич Каримов, в ту пору работавший в объединении подростковых клубов «Октава», широкой общественности стал известен в середине 90-х. Сам того не подозревая, он восстал тогда против бездействия властей, которые равнодушно взирали на то, как садоводы и автолюбители, владельцы гаражей и кооперативов совершенно безнаказанно выбрасывали в Марьинку бутылки, банки, старые покрышки и прочие ненужные вещи. А в это время он вместе с трудными подростками, детьми из неполных и малообеспеченных семей выуживал из речки тонны бытовых и производственных отходов, по ходу дела объясняя горожанам, что так делать нельзя, что Марьинка стала покрываться чёрной плёнкой, а её обитатели - растения и животные - задыхаться без воздуха...


Роман Галиевич Каримов – главный чистильщик речки Марьинки.

Он публиковал в «Красном знамени» статьи о том, что пора бы озаботиться и без того сложной в городе экологической ситуацией, печатал листовки, крича о том, что речка превращается в сточную канаву, где хозяйничают крысы и людской беспредел. И так – десять лет. А когда ушёл из «Октавы» на пенсию, то ещё в течение 10 (!) лет проделывал эту огромную работу… на общественных началах.
Однако надо отметить тот факт, что подростки за свой труд по очистке Марьинки получали небольшую зарплату, их трудоустройство на летнее время оформлялось через комитет по делам молодёжи городской администрации.

И Год экологии не помог
- И зачем тебе это надо, если это не надо никому? – широко улыбаясь, говорили ему друзья.
- Кому и что ты хочешь доказать? – покручивая пальцем у виска, под насмешки и издевательства земляков, бросали ему в лицо недоброжелатели, со стороны наблюдая, как пенсионер с детьми «убивается» на погрузке машин. Сколько ходок сделали КАМАЗы на городскую свалку, сколько тонн металлолома, мусора и прочего хлама за это время они выудили из речки вместе с вонючей хлябью! А действительно – сколько?
- Мы как-то с ребятами посчитали - получился целый железнодорожный состав, вагонов 60, - смеётся Роман Галиевич. - Вот и считайте, сколько это тонн. Где-то у меня записано (листает свою тетрадку). Ах, вот, нашёл: 800 тонн и 1035 ребят - мальчишек и девчонок – поработали на речке за эти 20 лет. Но главное, они спасли Марьинку. Конечно, тут ещё нужно поработать, но посмотрите – вернулась выдра и ондатра, дикие утки с утятами плавают и совершенно не боятся людей.


1994 год. Р.Г.Каримов (в центре) с детьми на очистке Марьинки.

Вот так, не найдя поддержки среди взрослых, этот «ненормальный» Роман Галиевич нашёл её у детей, не самых прилежных в учении и послушных в быту. Он, безусловно, рассчитывал, что хотя бы объявленный Президентом Путиным Год экологии как-то повлияет на менталитет горожан и сознание чиновников, и в жизни Марьинки начнётся белая полоса. Увы...

Сегодня Роман Галиевич увлечён новой идеей обустройства Марьинки, которую ему подсказали жители прибрежной зоны. Она заключается в том, чтобы обустроить санитарную зону. Сейчас она захламлена бурьяном и кустами, хотя представляет собой огромный рекреационный природный потенциал, который никак не используется. Там нет набережной, удобных спусков к воде. Территории, где всю эту красоту можно навести, городские архитекторы просто выключили из городской жизни, а они ведь могли бы приносить пользу.

Но кто он, этот бессребреник?
Роман Галиевич Каримов родился 5 июня 1937 года в дер. Старый Кудаш Бирского района БАССР. О своём отце почти ничего не знает. В 1938 году тот был репрессирован и с тех пор о его судьбе ничего не известно. В годы войны было голодно, но и в мирное время лучших дней семья Каримовых так и не дождалась. В 46-м году мать собрала всех своих 4-х детей и в поисках лучшей доли уехала к родной сестре в узбекский город Катта-Курган. Но от судьбы не убежишь, и уже через год мальчишку пришлось отдать в детский дом, а потом и вовсе оставить одного. Мать решила вернуться в Башкирию, но сына ей не отдали.
О годах, проведённых в детдоме, Каримов вспоминает неохотно. Одному в чужом краю приходилось туго. Вспоминает, что впервые вдоволь наелся хлеба только в армии: служил в танковых частях сначала в Житомире, а потом на Западной Украине. После демобилизации поступил в плодово-овощной техникум, но через год бросил, отдав документы в Самаркандский университет на филологический факультет. После его окончания работал в Катта-Кургане учителем русского языка и литературы вплоть до 1976 года. Это были годы, о которых он вспоминает с улыбкой. В кои-то веки у молодого парня появились карманные деньги. С тех пор он уже никогда не откладывал походы в кинотеатр или в чайхану - отведать настоящего узбекского плова вприкуску с легендарной самаркандской лепёшкой.
В 1977 году Роман Галиевич приехал в отпуск в Башкирию погостить у матери, да так и остался сначала в деревне, а потом его пригласили работать педагогом в Нефтекамскую школу-интернат №2 (бывший детдом). До поступления на работу в ОПК «Октава» (1994) он в течение 17 лет работал в системе профессионально-технического образования. Был всегда в гуще событий, заводилой на всех коллективных мероприятиях. Семейная жизнь, однако, у Романа Галиевича не сложилась, а единственный сын, с которым он долгие годы прожил в семейном общежитии, трагически умер в возрасте 40 лет.

О неписаных законах и менталитете
- Заниматься проблемами Марьинки вы начали уже после выхода на пенсию. Что вас подвигло на то, чтобы взяться за эту непростую работу?
- Я был связан обязательством, которое когда-то дал хорошему человеку, экологу Николаю Егоровичу Пастухову. Он очень болел за будущее Марьинки, и его переживания каким-то образом оформились в задачу по спасению этой речки, которую я поставил перед собой, что в моём понимании была превыше всего.

- И Вам было безразлично, что к этой затее даже ваши друзья относились, мягко говоря, с недопониманием?
- Знаете, когда я жил в детдоме, то видел, как узбеки из арыков берут воду, на которой потом готовили еду. Никому из них и в голову не приходило бросить в арык мусор. Так же, как никто из них не оскорбит гостя, не обидит старика, не бросит на землю хлеб. С детства я впитал в себя эти неписаные законы, и, когда в Нефтекамске увидел мужика с ведром, выливающего в речку помои, мой разум вскипел. Но что я мог поделать, если здесь так делают почти все.
- Вы 20 лет таскали из речки грязь… Вам «спасибо» хотя бы сказали?
- И не раз. Но на этом всё и заканчивалось. Марьинкой городские власти серьёзно никогда не занимались. Сейчас мне уж за 80, ноги болят, но если позовут, я бы снова поработал на речке, как это сейчас делают казаки охранного предприятия «Ягуар». Вот они молодцы, не только привлекли к очистным работам подростков, но и приплачивают им за работу.
- Вы рассказывали о менталитете узбеков, которые с малых лет усвоили определённые законы. А что ещё такого есть в нашем городе, что вызывает у вас неприятие?
- А разве у вас не вызывают неприятие курильщики, которые бросают окурки куда попало? Я вот недавно стал свидетелем вопиющего случая, когда горящая сигарета, выброшенная из окна престижной иномарки, приземлилась прямо в детскую коляску. Беда, однако, в другом: люди, которые ведут себя подобным образом, остаются безнаказанными – вот главная проблема нашего общества.

Свин торжествующий,

Или кто диктует правила
Как же можно не согласиться с главным чистильщиком речки Марьинки? У меня тоже есть твёрдое убеждение в том, что над природой и правилами поведения в обществе издеваются именно они, которые, не задумываясь, плюют в чужой колодец. Так поступают и их отпрыски. Брошенная мальчуганом мимо урны обёртка от мороженого – следствие того, что при выходе из автобуса так же делает его мама. С той лишь разницей, что вместо обёртки она бросает на землю смятый билет. А кучи мусора в лесу после пикников, срубленные перед Рождеством ёлочки, горы тех же окурков под балконами многоэтажек – из той же криминальной истории, которая передаётся по наследству.
Говорят, во всём этом безобразии виноват менталитет. Но кто виноват, что этот менталитет у нас такой плохой? Родители? Школа? А, может, власть, которая пока стоит в стороне, потому что не контролирует провозглашённые ею же законы, не наказывает нарушителей?
Впрочем, Марьинке от этого не легче. Пример детей из «Октавы» никак не повлиял на поведение взрослых. Садовый мусор, автомобильные покрышки как выбрасывались, так до сих пор и выбрасываются прямо в речку. А, значит, балом по-прежнему правит свин, который и дальше будет отравлять жизнь покорному большинству.