-15 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
ДАТА
26 Апреля 2019, 14:57

Уроки Чернобыля

26 апреля – День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах.

Равиль Рухулбаянович Исламов - ветеран ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С 23 июня по 10 октября 1989 года в составе 25-й бригады химзащиты Киевского военного округа в должности заместителя командира по политчасти в/ч 37528 (3-го батальона специальной обработки) лично руководил проведением дезактивации заражённой местности и специальной обработки в Народичском районе Житомирской области Украины.


Ветеран ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС Р.Р.Исламов (слева в первом ряду) с товарищами на параде Победы 9 мая 2018 года: «Слишком серьёзной катастрофой испытал нас в далёком 1986-м году мирный атом».

Ежемесячно личный состав батальона производил дезактивацию 5-7 заражённых населённых пунктов района, обеззараживал 15-20 колодцев, источников питьевой воды, вывозил 5-6 тысяч кубометров заражённого грунта на могильники.
Р.Р.Исламов получил дозу облучения 4,99 БЭР. Награждён тремя грамотами и двумя благодарственными письмами. За успехи в выполнении поставленных задач за июль, август, сентябрь 1989 года батальон награждался переходящим Красным знаменем Оперативной группы КВО. 25-я бригада химической защиты КВО награждена вымпелом МО СССР «За мужество и воинскую доблесть». Накануне даты трагедии на Чернобыльской АЭС майор в отставке, ветеран военной службы, председатель Нефтекамской городской общественной организации инвалидов СОЮЗ «Чернобыль» делится своими размышлениями.
«Слишком серьёзной катастрофой испытал нас в далёком 1986-м году мирный атом. Но главное, что будет важным для нас не только сегодня, но и всегда, - это человек, призванный Родиной на ликвидацию последствий Чернобыльской катастрофы и достойно выполнивший свой трудовой и воинский долг, человек, прошедший испытание самым страшным вариантом будущего. Чернобыль дал нам печальную и страшную возможность «примерить» на себя ядерную катастрофу.
В 1 час. 24 мин. в ночь с 25 на 26 апреля случилась авария, взрыв и пожар на четвёртом энергоблоке АЭС. В ночную смену рядом со станцией работали 288 строителей и монтажников на строительной площадке в полутора километрах от аварийного блока. На самой станции дежурило 176 человек, но из них далеко не все были осведомлены о том, что на 26 апреля была намечена «программа испытаний турбогенератора №8 Чернобыльской АЭС». О том, что программа эта не была должным образом подготовлена и согласована, знали считанные люди – руководство АЭС, для которых суетливая спешка (сдать, закончить, выполнить досрочно), пренебрежение правилами безопасности, а стало быть, здоровьем и жизнью персонала стало привычным и обыденным делом. Впрочем, руководство одной ли только этой станции АЭС было заражено трудно преодолимым вирусом «авось»? Увы, нет, но именно на Чернобыльской атомной станции обнаружилось, какие страшные и непоправимые последствия на пороге третьего тысячелетия несёт за собой привычное «авось».
Вот как характеризуется качество программы испытаний в выводах правительственной комиссии. Оно «оказалось низким, предусмотренный в ней раздел по мерам безопасности составлен чисто формально…». В программе, по существу, не были определены дополнительные меры безопасности, ею предписывалось отключение системы аварийного охлаждения реактора. Последнее означало, что в течение всего периода испытаний, то есть около четырёх часов, безопасность реактора окажется существенно сниженной.
А что же люди, специалисты? Вновь цитата из отчёта правительственной комиссии: «…Персонал к испытаниям не был готов, не знал о возможных опасностях. Кроме того, персонал допускал отклонения от программы, создавая тем самым условия для возникновения аварийной ситуации».
Из документа известно, что в ходе испытаний возникли критические ситуации, которые должны были прослужить сигналом прекратить испытания! Однако такое, судя по всему, никому в голову просто не пришло, потому среди причин катастрофы указывается: «Основным мотивом в поведении персонала было стремление быстрее закончить испытания».
В списке нарушений - шесть ошибок. И «запланированных» программой, и добавленных оператором. Такое сочетание ошибок, такое их нагромождение казалось невероятным, невозможным. Однако вывод правительственной комиссии гласит: «Первопричиной аварии явилось крайне маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации, допущенных персоналом энергоблока» - говорит о том, что невозможное превратилось в реальное только благодаря фантастической безответственности и безобразному отношению к делу.
Это и есть первый и самый важный урок. Поэтому и не кажется странным, что главная причина аварии – человеческий фактор. Длинная и чрезмерная цепочка упорных нарушений правил при его эксплуатации закончилось неожиданно и для создателей, и для тех, кто экспериментировал. Закончилось взрывом, страшное эхо которого мы слышим по сей день... Не слишком ли велика плата за прогресс энергетики – опасность аварий на станциях, гибель людей, заражение окружающей среды?!
После Чернобыля мы с обострённым вниманием вчитывались, всматривались в каждое сообщение об авариях и на море, и на суше, и в небе. Трагические события, повлёкшие гибель многих, имеют между собой нечто общее. В широком смысле причина тут одна – безответственность, парализовавшая волю, совесть, профессиональные навыки. Единство слов и действий, принципиальность и ответственность и, конечно, полная гласность – залог того, что чрезвычайные происшествия в нашей жизни станут действительно чрезвычайными.
Парадокс, но ленинское крылатое выражение «Государство сильно сознательностью масс...» и сегодня остаётся злободневным и актуальным, особенно в отраслях, обеспечивающих безопасность всей нашей страны».
Читайте нас в