+12 °С
Ясно
ВКTlgrmDZENОК
Все новости
ИСТОРИЯ
1 Февраля 2019, 14:27

Не довелось им Россию сломить…

Я родился спустя пять лет после Победы, и потому моё детство прошло бок о бок с ветеранами войны. Они у нас были и учителями в школе, и наставниками на производстве. Потому для меня участники войны и трудового фронта всё ещё как живые, я вспоминаю, как мы с ними ходили на работу, стояли в очередях, обедали вместе в столовых.

Я часто пересматриваю фотографии и никак не могу смириться с мыслью, что многих из них уже нет. Я был в хороших отношениях с Михаилом Александровичем Кузнецовым, начальником агентства «Союзпечать», собкором газеты «Советская Башкирия» и первым редактором газеты «Красное знамя» Михаилом Павловичем Новиковым, журналистами, бывшими фронтовиками Амирханом Бахтигареевичем Каримовым, Гибатом Шаймардановичем Исмагиловым. Встречался я с жителем села Касёво Александром Замараевым - личным водителем генерала Ватутина, с участником штурма Берлина Владимиром Петровичем Устиновым, работал в Нефтекамском управлении буровых работ с ветераном Ленинградского фронта Фаридом Хайдар-Галиевичем Султангалиевым, пулемётчиком Второго Белорусского фронта Павлом Измайловым, с участником трудового фронта, в годы войны получившего орден Ленина за открытие Кинзебулатовского нефтяного месторождения нефти в Башкирии Михаилом Голяковым.
Их можно долго перечислять, и я считаю своим долгом хоть немного внести свой вклад в увековечивание памяти участников былых боёв и сражений.

Весь блокадный период Фарид Султангалиев провёл, защищая город Ленина. С 1943 по 1945 год он в составе первого военного строительного отряда готовил сооружения на линии фронта. Если разведчики докладывали о готовящемся наступлении противника, то на этот участок сразу направлялась инженерно-строительная группа или весь отряд. В 1943 году его, как опытного инженера, уже назначили командиром строевого отделения. Голод был не только в блокадном Ленинграде, но и в частях. Так его боец вынужден был пойманного ежа зажарить на костре, чтобы хоть как-то утолить голод.

Среди наших земляков на Ленинградском фронте был Гариф Галиев, уроженец деревни Такталачук. К началу войны был учителем Новокабановской средней школы. В ноябре 1941 года он свою службу в армии начал с учёбы в Уфимском военно-медицинском училище. Попал на Ленинградский фронт.

Артиллерист-зенитчик Александр Коценко защищал воздушное пространство над Ленинградом, а после освобождения города принимал участие в прорыве линии Маннергейма, был ранен и попал в ленинградский госпиталь. После излечения его признали негодным для фронта, но Куценко добился изменения решения комиссии и в феврале 1945 года был зачислен в 342-й полк. По окончании войны был направлен на усиление в войска МВД, домой попал только в апреле 1950 года. Свои фронтовые наблюдения он попытался выразить в стихах. Пусть, конечно, не очень рифмованные строки получились, но небольшой отрывок могу привести:

Я помню всполохи заката,

Как солнце

взошло над землёй.

Я помню, как матери наши

Провожали мужей и сынов.

Налетели хищные птицы,

Хотели Союз разбомбить,

Но не справились

злобные силы,

Не довелось им

Россию сломить…


Когда наш разведчик Рихард Зорге сообщил о том, что Япония не будет наступать, чего требовал Гитлер, то некоторые части с Дальнего Востока и Сибири были переброшены на Западный фронт. В одном из эшелонов по Октябрьской железной дороге спешил на помощь Ленинграду Махьян Гильфанов.
«Мы заняли боевую позицию в 20 километрах восточнее Выборга. Бои были очень ожесточённые, наша часть понесла большие потери. Здесь я получил своё боевое крещение, а за освобождение Выборга - первую медаль «За отвагу». Это потом у него появились ордена Славы трёх степеней, орден Отечественной войны, медали.

Прошло много времени после прорыва блокады Ленинграда и освобождения Ленинградской области от врага. Но и сегодня ещё живы те, кто пережил те 900 дней голода, холода. В составе группы литераторов Прикамья мы выступали перед жителями пограничного города в Псковской области. Я обратил внимание, что одна пожилая женщина на меня смотрит так, будто хочет что-то сказать. Несмотря на то, что внимание всех было обращено на наших выступающих поэтов, я подошёл к ней, и она заставила меня пригнуться, чтобы я её слышал:
- Спасибо большое вам за приезд и память о нас, - сказала она и протянула мне ладонь со значками.
Я силился вспомнить, кто такая, где мы встречались, почему я её не помню. А она с волнением продолжила:
- Я ленинградка, чудом выжила эту блокаду. Я вам очень благодарна, ещё раз спасибо.
Читайте нас: