-21 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
ИСТОРИЯ
19 Мая 2020, 14:12

Философия монетки

Я и не обращал внимания на эти медные монетки. Настолько они примелькались, что стали обыденными и сегодня, хотя мы ими уже не пользуемся. А тут я посмотрел взглядом нумизмата на год издания, на сохранность монеты, понял, что и коллекционной ценности она не имеет.

Однако жизнь меня научила не судить с первого взгляда. Вспомнил, что в год появления этой монетки мне было всего 2 года. Я ещё мало что понимал, в памяти сохранился всего один сюжет, как отец меня переносит из лодки на берег большой реки. Семь лет как кончилась война, о которой я ничего не знал, но она напоминала о себе постоянно шрамами, отсутствием ног, рук, пальцев. Калеки вошли в мои детство и юность, как обыденное. Мы их не боялись, иногда помогали в чём-то (не всегда дощатая каталка на колёсах-подшипниках у безногого могла заехать в горку, или подняться на приступок, тротуар), слушали их рассказы, к которым относились в одно время с верой, в другое - иронично, или как к сказке, легенде. Но и сказки нам было приятно слушать.
Потом жизнь на Чусовой, где нашим развлечением было укатить от лесозаготовителей тележку и гонять потом по узкоколейке. Времена были, наверное, ещё не очень сытными, потому мы шерстили в лесу и находили выброшенные со склада горки ненужных уже вещей. Среди них мы отыскивали банки консервов, у которых вышел срок хранения, их таким образом утилизировали. А мы, пацанята, находили банки тушёнки (некоторые были действительно с лёгким вздутием), вскрывали их гвоздём или перочинным ножом и устраивали себе праздник. Отравлений мне не вспоминается, помнятся только вкус и запах.
Школьные годы. «Букварь» до Нового года, а после «Книга для чтения». Учительница на свою карточку брала из библиотеки стопку детских книг и раздавала их нам. Которые-то мы читали в классе, сперва по слогам, потом, когда уже читали довольно сносно и быстро, то была коллективная читка по ролям. У кого успехи были лучше – ему доставалось читать авторские строки, другим доставались роли разных животных или людей, в зависимости от того, что читали. Или рассказ Толстого «Филиппок», или сказку о теремке.
Время ушло. В юности оно кажется долгим, но тихо-мирно уже приближалось 20-летие со времени окончания войны. Ветеранов войны было так много, что когда в магазинах появились таблички «Участники войны и Герои Советского Союза обслуживаются вне очереди», то сперва население отнеслось с пониманием, но когда люди увидели, что обычная очередь останавливалась и не двигалась, а рядом с весами у продавца уже выстраивалась хоть и небольшая, но не тающая вторая очередь из льготников, то терпение начинало кончаться. Начинались возгласы: «Продавец, хотя бы через одного обслуживайте ветеранов. Мы ведь тоже люди, у нас обед кончается». Так постепенно ветераны стали стесняться, не хотели слышать неодобрительные возгласы в свой адрес. И таблички эти свою роль перестали играть. Хотя они и были, но участники войны стояли в общей очереди.
В кинотеатрах и клубах демонстрировалось много фильмов о войне, сочинялись песни, и хотя участников тех событий среди нас было много, рассказов о войне от них мы почти не слышали. Они понимали, что так красиво, как у писателей они рассказать не могут, а на войне ведь не только подвиги, но и опасностей много было, и страху натерпелись в окопах и во время атаки.
Но я отвлёкся и отошёл от нашей монетки. Помню конец 1960-го года. Мы тогда жили в Марино. Меня, третьеклассника, отправили в посёлок за хлебом. Основной магазин был на ул. Строителей. Несмотря на небольшое здание, он считался универмагом, был разделён на три помещения с самостоятельными входами. В одном были культтовары, где было обилие игрушек для нас. В других – водочный и продовольственный. Купил хлеба и, побывав на экскурсии в культтоварах, я заинтересовался всеобщим у взрослых обсуждением, что там чего-то дают и заспешил вместе с ними. В сберкассе, о которой я никакого понятия не имел, выстроилась очередь, но обрывки обсуждения до меня доносились. Было что-то интересное, я встал в очередь со взрослыми. Оказывается, начался обмен денег. Вместо старых давали новенькие, правда меньшего размера бумажки, и блестящие монетки. Я с радостью бежал домой, но мать не обрадовалась красивым денежкам и наказала меня – не пустила играть на улицу. Окно у нас было низкое и выходило прямо на улицу без палисадника. Мои одногодки подбегали, стучали в окно, а я им хвастался серебристыми и золотистыми монетками, прижимая их к оконному стеклу. Это была моя первая выставка.
Потом я услышал, что один старик у себя в подполе собирал клад, причём монетки в стеклянные банки складывал только медные – от 1 до 5-копеечных. И как же он обрадовался, что ещё при жизни он от своего собрания получил крупную выгоду, ведь государство оставило в обращении старые монеты 1, 2, 3 копейки, но не в старом измерении, а уже в новом. То есть 1-копеечная монета стала 10-копеечной, в десять раз возросла цена и остальных медных монеток. Только пятак был отправлен в отставку.
Так медные монеты были на службе с начала 1920-х годов до 1990-х. И, несмотря на свою древность, они не теряли ценности. На 1 копейку можно было взять коробок спичек, стиральную резинку. Хотя меньше монетки не было, но помню, что в ценнике было указано и полкопейки. Так, литр керосина стоил 6,5 копеек, два литра – 13 копеек. Поэтому мало кто покупал нечётное количество горючего, хоть полкопейки, а всё равно экономия. А керосина нужно было много. Во многих домах не было электричества (не удивляйтесь, в Марино не было электропитания ещё в 1960-е годы, хотя рядом уже посёлок стал городом), жители заправляли им керосиновые лампы, примусы, керогазы.
Прошло много лет, меня уже называют дедом, у нас не только новые деньги, но и другая страна. И глядя на эту старую монету, я вдруг понял, что её ценность-то не в красоте и не в ущербности, а наоборот. Вот она потёртая до такой степени, что витки ленты, обвивающей колосья в гербе, слились в одну ленту, только буквы СССР не подвластны времени. Они, как и прежде, чёткие, блестящие, напоминающие о том великом государстве, что не только поднялось из разрухи, но и смогло отстоять себя в годы нашествия врага, освободить большую часть государств Европы. О государстве, вышедшем в космос и построившем огромное количество фабрик, заводов, которое ликвидировало безграмотность населения и создало лучшее образование. А на лицевой стороне, хотя и блестящей, видны не только потёртости, но и царапины. Царапины времени.
И я вспоминаю свою жизнь и сравниваю её с историей этой монеты. Я также уже потёртый, испытавший многое и хорошее, и не очень. И вот это «не очень» также оставило свои царапины, пусть не снаружи, но внутри.
Читайте нас в