-18 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
ИСТОРИЯ
22 Июня 2020, 17:16

Усадьба Вечтомовых: история и реальность

Продолжение. Начало в №68 от 13 июня.

Закон суров

Да, действительно, появление такого ансамбля только украсило бы наш город, добавило бы исторической ценности, стало бы местом культурного обогащения, одним из туристических пунктов. И первая реакция, которая появляется у преобладающего большинства людей, радеющих за судьбу имения Вечтомовых, - это обрушиться с критикой на сегодняшних собственников, обвинить их в бездействии, нежелании увековечить историю, сохранить памятник культуры и так далее. Но на деле всё гораздо сложнее, и виноваты в этом не только собственники.
С одной стороны, действительно, в Федеральном законе «Об объектах культурного наследия народов РФ» от 25 июня 2002 года в редакции от 24 апреля 2020 года чётко сказано - ответственность за сохранность объектов культурного наследия несёт собственник данного объекта. А региональный государственный надзор за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия регионального значения, объектов культурного наследия местного (муниципального) значения, выявленных объектов культурного наследия осуществляют органы государственной власти субъектов РФ — об этом говорится в статье 9.2. Раньше всеми региональными объектами культурного наследия занималось Министерство культуры РБ, с 2016 года — управление по государственной охране объектов культурного наследия РБ.
Вышеназванный закон «регулирует отношения в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации...».
И в то же время здесь столько много условий, становящихся настоящими препонами для тех, кто хотел бы восстановить, отреставрировать памятники истории и культуры. Ознакомившись с ними, начинаешь понимать, почему до сих пор во многих городах, в том числе и в Нефтекамске, старинные особняки стоят полуразрушенные, разваленные и почему за них никто не берётся.

В комнатах всё покрыто толстым слоем пыли,на стенах облезлые обои, краска, штукатурка.
Одиноко в одной из комнат,по всей видимости, гостиной,стоит круглая печь.

Как поясняет известный в городе архитектор, имеющий большой опыт реставрационных работ, Ирек Робертович Давлетов, согласно закону «Об объектах культурного наследия народов РФ», работы по сохранению объекта культурного наследия должны проводиться на основании множества обязательных документов: задания, разрешения на проведение указанных работ, выданных органом охраны объектов культурного наследия, проектной документации на проведение работ, а также при условии осуществления технического, авторского и государственного надзора в области охраны объектов культурного наследия за их проведением. Это огромный объём работы, куча бумаг, что отбивает охоту у многих желающих взяться за реконструкцию памятников старины. Более того — каждый документ сопряжён с баснословными финансовыми расходами.
Также Ирек Робертович уточнил, что восстановительные работы должны вести только строительные организации, имеющие специальные лицензии, и их прейскурант работ тоже выливается в сотни тысяч и даже миллионы рублей. А сам собственник, даже если у него золотые руки, своими силами не имеет права делать ремонт в приобретённом старинном особняке, как бы он этого ни хотел. Не положено по закону.
- Очень жаль, что из-за таких несовершенных законов разрушаются памятники архитектуры, - искренне переживает Ирек Робертович. - Получается, большинство собственников просто наблюдают и ждут, когда старинные здания рухнут. А они, действительно, рушатся. Надо поднимать эту тему, надо проблему решать на государственном уровне, ведь это наша история. Таких зданий уже не будет. Таких мастеров уже не будет, так хотя бы их творения нужно сохранить.

Дом изнутри достаточно крепок, стены, чувствуется, прочные,
только подгнили и от времени стали шаткими деревянные оконные рамы, разбиты стёкла.

Как выяснилось, именно эти причины — слишком жёсткие требования законодательства – и стали препятствием для восстановления первозданного облика имения нынешними собственниками усадьбы Вечтомовых.
С одной стороны, понятно, почему закон суров — для сохранности объектов культурного наследия от недобросовестных собственников: если бы процедуры реставрации, ремонта, восстановления были упрощёнными, то мы бы уже давно простились с сотнями исторических реликвий в их первозданной форме. Но, с другой, из-за сложности всего механизма сотни-тысячи объектов из прошлого, ещё сохранившиеся и дошедшие до наших дней, находятся в ужасном состоянии и не могут обрести вторую жизнь.
Вникнув в этот вопрос более основательно, я пришла к выводу, что в деле восстановления памятников культурного наследия, по сути, общенациональном деле, требуется государственная программа поддержки собственников памятников архитектуры, своего рода частно-государственное партнёрство. Для того чтобы сохранить историю и культуру для последующих поколений.

Имение сегодня

Даже несмотря на трещины, облупленную штукатурку, местами отвалившиеся кирпичи,
разбитые окна, просматривается красота купеческого дома.

Оба этажа дома №17 имения Вечтомовых пустуют. Одним из двух собственников дома №17, первого углового, является Ринал Ревгатович Биктимиров. Ему принадлежит часть первого этажа и весь второй этаж — около 280 квадратных метров. Мы встретились с представителем и помощником Ринала Ревгатовича Радмиром Минихановым.
- Этот дом Ринал Ревгатович не покупал, ему в 2016 году его отдала фирма, в чьей собственности тогда было имение, в счёт оплаты долга. Эта фирма в своё время приобрела объект у «Краснокамской сельхозхимии», но потом обанкротилась. В одно время мы хотели отремонтировать дом. Но. Мало того, что нужно сделать проект, получить разрешение и оформить другие документы, так ещё и выяснилось, что нельзя реставрацию делать своими силами, этим может заниматься только строительная фирма, имеющая лицензию Министерства культуры РБ. И итоговые суммы оказались космическими. Мы многократно обращались в Управление по государственной охране объектов культурного наследия РБ с просьбой о финансовой поддержке, хотя бы частичной, но, к сожалению, получали ответ, что они могут оказать лишь консультативную помощь.

Балясина и сама лестница прежними собственниками уже в наши времена
перекрашены в зеленый цвет, но оригинальная конструкция строения сохранена.

Мы не имеем права проводить здесь какие-либо ремонтные работы, даже незначительные (из-за этого не можем восстановить слуховое окно, которое обрушилось весной прошлого года, хотя мы сообщили об этом разрушении в управление), не разрешается вешать баннеры, вывески, за это управление накладывает штрафные санкции. Казалось бы, закон требует содержать в надлежащем виде памятники истории и архитектуры, но в то же время собственники не имеют права что-либо предпринимать для этого своими силами, что было бы гораздо дешевле. Например, у нас были желающие взять помещение в аренду под гостиницу и ресторан в дворянском стиле, но как только они узнали конечную сумму ремонтных работ, конечно же, сразу отказались. Были желающие открыть здесь пекарню, но по закону нельзя. Вот и получается, что дом стоит в таком состоянии...
С Радмиром Минихановым мы встретились на улице у углового дома. Затем через автомастерскую (пристрой к дому №17 со стороны улицы Колхозной, который был построен уже новыми собственниками) и двор, заваленный разным хламом, прошли в дом, овеянный духом старины. На второй этаж, где по преданиям жили сами купцы, поднялись по полукруглой широкой лестнице с балясинами. Балясины и сама лестница прежними собственниками уже в наши времена перекрашены в зеленый цвет, но оригинальная конструкция строения сохранена. Для того чтобы было светло на лестничной площадке, здесь предусмотрительно установлено большое окно с аркой.

Для того чтобы было светло на лестничной площадке, здесь предусмотрительно установлено окно с аркой.

Я была настроена на то, что в помещении увижу развалины, но, надо отдать должное строителям, строившим тогда на века, дом изнутри достаточно крепок, стены, чувствуется, прочные, только подгнили и от времени стали шаткими деревянные оконные рамы, разбиты стёкла. Конечно, всё покрыто толстым слоем пыли, на стенах облезлые обои, краска, штукатурка, потускневшие панели (это всё со времён «сельхозхимии»).

В одной из комнат ещё прежними владельцами заделан кирпичами оконный проём,
ими же на этаже перестелены потолки и полы.

В одной из комнат заделан кирпичами оконный проём, потолки и полы тоже перестелены ещё прежними владельцами. Крыша, по словам Радмира Миниханова, тоже полностью заново перекрыта «Краснокамской сельхозхимией». На чердак можно беспрепятственно взобраться по деревянной узкой лестнице (туда я тоже поднялась, но там нет ничего необычного, сквозь темноту видны обновлённая обрешётка, затянутое плотной плёнкой слуховое окно).

Слуховое окно, разрушенное в марте 2019 года, теперь затянуто плотной плёнкой,
что ещё больше ухудшает общую картину имения.

Филёнчатая дверь, ведущую в большую угловую комнату.

На втором этаже восемь комнат, в которых из прошлого, пожалуй, сохранились только две круглые печи в разных комнатах, большая деревянная филёнчатая дверь, ведущая в одну из самых больших комнат, по всей видимости, в гостиную, расположенную как раз на углу и выходящую окнами на две улицы — Трактовую и Колхозную, и на потолке – гипсовая лепнина под люстру.

На потолке гипсовая лепнина под люстру - скорее, она ещё с тех, давних, времён.

На втором этаже дома №17 восемь комнат.

Ещё одна круглая печь установлена в одной из комнат, возможно, в детской.

Остальные комнаты небольшие. В целом дом светлый, даже несмотря на то, что в этот день была пасмурная погода. Он и по ауре лучезарный: находясь там, я не ощущала давящего чувства беспокойства, тревоги, которое обычно бывает в заброшенных домах. Но он как будто тосклив и одинок. Вот это там чувствуется остро. Однако если представить, как когда-то здесь большая дружная, крепкая семья собиралась за обедом в большой гостиной, из самовара пыхтел пар и разливался ароматный чай, а на столе были расставлены тарелочки со свежеиспечёнными кренделями и булочками, вазочки с вкуснейшим вареньем, как из комнаты в комнату бегали, заливаясь весёлым смехом, дети, домработницы хлопотали на кухне, конюхи запрягали лошадей, то всё «оживает» и дом наполняется светом...

Фото: Зиля Амирова, «КЗ».

Читайте нас в