-21 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
ИСТОРИЯ
13 Июля 2020, 13:29

Родословная Вечтомовых: в Касёво с 1745 года

Сегодня мы начинаем публикацию родословной, составленной прямым потомком касёвских купцов Вечтомовых — правнуком Гаврилы Гурьяновича Юрием Михайловичем Вечтомовым. Начинаем с того фрагмента, где рассказывается, как потомки зажиточных нижегородских купцов оказались в наших краях. Как мы писали ранее, истоки рода уходят корнями аж в 1620-е годы, и Ю.М.Вечтомовым собрано генеалогическое древо на 17 поколений из уже 311 персон для своей ветки Вечтомовых (потомок купцов продолжает работать над своими исследованиями и генеалогическое древо систематически пополняется).

Неоднократно сплавляясь по реке Кама, Вечтомовы причаливали в Николо-Берёзовке и, очарованные красотой природы, обилием рыбы в реке и дичи в лесу, удобством причала и привычным климатом, приняли решение переехать в Николо-Берёзовку на постоянное место жительства. Для реализации задуманного пришлось долго убеждать чиновников Приказа Большого дворца о необходимости дать разрешение на переезд и выделить земельные участки. Главными аргументами были выполнение миссионерских функций по обращению язычников и мусульман в христианство, обязательство по возможности быстро построить православную церковь. Переселяться одной семьёй было рискованно, а потому предки сумели найти три семьи единомышленников из числа русских крепостных дворцовых крестьян и благодаря тому, что новое место жительства находилось в пределах одного уезда, разрешение было получено, земельные участки выделены. Чиновники были заинтересованы в повсеместном расселении русских христиан в местах, заселенных язычниками или мусульманами из числа башкир, татар, черемисов, в большей части даже не говорящих на русском языке. Получив разрешение, в 1745 году лодки и плоты четырёх русских семей переселенцев причалили в Берёзовке Никольской.

Так выглядели фасады первых двух домов слева с 1843 г., в левом, большом, доме жили Гурьян Дмитриевич с семьёй, затем его сын Гаврила Гурьянович с Ариной Вуколовной, а впоследствии семья Николая Гавриловича, правее – дом Фёдора Гавриловича, проектировали все постройки те же архитекторы, что и заканчивали проектирование главного предела храма. Фото сделано в 1913 г., справа видно - за конными упряжками стоит автомобиль Николая Гавриловича. Фото из семейного архива.
Ещё во времена взятия Казани указом царя Ивана Грозного башкирам и другим местным жителям были дарованы или ещё каким-то образом переданы определённые места для ловли рыбы и охоты на зверей. Данный указ был понят как руководство к действию по всем направлениям и населённым пунктам, в том числе и в Николо-Берёзовке. Поэтому, выгрузившись на берег, переселенцы неожиданно встретили жесточайшее противостояние от местных жителей, и хотя в деревне большинство жителей были русскими, блокаду устроили татары, башкиры и черемисы. Документов никто не показывал, но на словах все земли вдоль побережья Камы принадлежали им. Приехавшие чиновники Приказа Большого дворца не смогли найти компромисса с местными чиновниками и местным населением и во избежание разрастания конфликта выделили переселенцам землю в 13 километрах на юго-восток, в Касёво.
Для справки. Согласно «Переписной книге дворцового села Сарапула переписи казанского коменданта Никиты Алферьевича Кудрявцова» в 1710 г. население деревни Касёво составляло 42 человека. Главным занятием жителей с.Касёво было хлебопашество и в меньшей степени животноводство. Воинственные отношения с местными жителями, захватившими побережье Камы, продолжались десятилетия, жителям Касёво препятствовали в ловле рыбы, в охоте, приходилось заключать долгосрочные договоры аренды на места ловли рыбы и охоты в лесу. В 1719 г. в Касёво было учтено уже 136 душ крестьян.

Касёвская ветвь Вечтомовых. Составлено В.А.Ротковым.

Алексей Григорьевич Вечтомов

В 1752 году, по инициативе Алексея Вечтомова (1698 года рождения, по данным В.А.Роткова — 1697 г.р. - прим.ред.) и по просьбе сельчан, в Касёво начали строить деревянную церковь, и в начале 1754 г. церковь была освещена. У Алексея родились пять сыновей: Яков (1719-1799), Фёдор (1731-дата смерти неизвестна), Иван (1737-дата смерти неизвестна), Никифор и Пётр (1722-1799). Первым в селе церковным старостой был избран Алексей Вечтомов, которого в дальнейшем переизбирали до момента, пока он при плохом зрении не провалился в полынью и не утонул в реке Кама.

Пётр Алексеевич Вечтомов

Пётр Алексеевич Вечтомов (1722-1799 гг.), имея четверых здоровых и работящих сыновей, значительно улучшил благосостояние семьи благодаря тому, что все члены семьи работали в одинаковой степени напряжённо круглый год. В отличие от других, он грамотно планировал все виды работ, в то время как другие после сенокоса или уборки зерновых могли расслабиться, у него расширялось подворье, увеличивалось поголовье скота, зимой сыновья ставили петли и капканы на зверей, осуществляли зимнюю ловлю рыбы.
В 1746 году у Петра Алексеевича родился четвёртый сын, названный Дмитрием. В 1749 г. к моменту, когда пшеница пошла в зерно, Пётр Алексеевич Вечтомов построил первую в селе ветряную мельницу, начал зарабатывать на помоле муки. После смерти отца его избрали церковным старостой. Освобождение от натуральных повинностей и перевод на денежный оброк касёвских дворцовых крестьян в 1753-1754 годах дало мощный толчок к повышению инициативности крестьян, повышению эффективности и производительности их труда. Теперь они сами могли выбирать покупателей своей продукции, устанавливать цены и выбирать выращиваемые культуры в зависимости от погодных условий в конкретный год. Поскольку главной транспортной артерией была река Кама, возросший объём реализуемой продукции способствовал повышению статуса села Николо-Берёзовка как пристани и как терминала. Благодаря упорному труду всех жителей с.Касёво, плодородию почвы и подходящих климатических условий, успехи в земледелии превзошли все ожидания, село стало разрастаться и богатеть. В 1795 г. в Касёво проживало 393 души мужского пола дворцовых крестьян. Касёво стало центром одноименной волости.
Ещё задолго до восстания, Емельяну Пугачеву было известно о множестве чудес, творимых иконой Николая Чудотворца (Берёзовского), и в надежде на её помощь он хотел заполучить её любой ценой. Для этого летом 1774 года он послал отряд ополченцев в Николо-Берёзовку, не найдя в церкви икону, пугачёвцы зарубили священника, сожгли церковь и разграбили, разгромили несколько ближайших к церкви домов. Не теряя надежды найти чудотворную икону, отряд отправился в ближайшую церковь, а это село Касёво. Не найдя и там иконы, они сожгли и эту церковь уже в темноте, огонь поднимался так высоко, что потушить пожар даже не пытались, правда, были опасения, что загорится ближайший дом Дмитрия Вечтомова, и всё село собралось с ведрами, но бог миловал.
В воссоздании вместо сожжённой деревянной церкви с.Касёво принимали участие все сельчане, но наиболее активным проявил себя Дмитрий Петрович Вечтомов, и после её освещения, его, слишком молодого для этой должности, избрали на первый трёхлетний срок церковным старостой. Следом за ним бессменно старостами избирались его сын Гурьян Дмитриевич, внук Гаврила Гурьянович, а затем и правнук Николай Гаврилович. По сложившейся традиции церковный староста всегда был более влиятельным, чем сельский староста.

Дмитрий Петрович Вечтомов

У Дмитрия Петровича Вечтомова (1746-1805 гг.) от первого брака с Агафьей Никитичной в 1777 году родилась дочь, и дальше до самой смерти жены в 1787 г. детей не было. Спустя год Дмитрий женился на Матрёне Михайловне, которая, как назло, рожала одну за другой девочек - Авдотью и Марфу. И только, когда ему было 47 лет, 28 ноября 1793 года родился первый долгожданный сын, которого назвали Гурьяном, в зрелом возрасте его называли сокращённо – «Гур Дмитрич». С таким составом семьи рассчитывать на успехи в земледелии не приходилось, а потому он нашёл подход к местным жителям, используя их же самих, на их же угодьях организовал рыболовецкую артель. На себя взял организацию соления, вяления, копчения, сушки и сбыт рыбы через родственников в Сарапуле, где у них были свои лавки. Через год рыбный промысел стал круглогодичным, благодаря достойной оплате труда число рыбаков постоянно множилось, через пять лет рыбный промысел в ближайших деревнях был монополизирован, как и сбыт продукции. На берегу Камы были выкопаны вместительные погреба, в которых намораживался за зиму лёд, а летом в них хранилась рыба, оборудовались коптильни как горячего, так и холодного копчения, руководил производством опытный специалист, приглашенный родственник из Сарапула. Пользуясь налаженными отношениями с местным населением, наличием большого количества рыбацких и торговых лодок, Дмитрий Петрович начал, кроме земледелия и рыбного промысла, заниматься перевозкойпо реке сельхозпродукции.

Небольшой фрагмент генеалогического древа Вечтомовых — прямая ветвь Юрия Михайловича Вечтомова. Составлено В.А.Ротковым
В 1771 году в Казани вспыхнула эпидемия чумы, она стала быстро распространяться по прибрежным селениям Камы, поскольку именно река была главной транспортной артерией. Жители Николо-Берёзовки и Касёво прибегли к помощи иконы Николы Закамского, провели молебны, крестные ходы, обнесли икону вокруг селений – и чума не унесла ни одной жизни. Через два года после рождения Гурьяна, в 1795 г. Дмитрий Петрович задолго до отмены крепостного права (1861 г.) сумел выкупить себе вольную, первую в Касёво (этот факт взят со слов отца, документально не доказано). По реформе 1797 года дворцовые крестьяне (все жители с.Касёво) были преобразованы в удельных крестьян.
Хорошо зарабатывая на ловле, переработке, скупке и продаже рыбы, Дмитрий начал расширять объёмы земледелия. Уже в это время, имея в собственности водный транспорт, наряду с доставкой рыбы он начал оказывать услуги по перевозке своего, а затем и чужого зерна. При этом он делал ставку на выращивание зерновых на своей земле, привлекая наёмных рабочих.
За год до смерти Дмитрий Петрович выступил с инициативой построить церковь из кирпича, но в 1805 году он почти ослеп, а затем тяжело заболел и быстро умер. Гурьяну в год смерти отца исполнилось 12 лет, и он не мог продолжить его дело, рыбный промысел хотел возглавить один из внуков Алексея Григорьевича (деда Дмитрия Петровича – прим. ред.), но Матрёна Михайловна поставила на место мужа двоюродного племянника, что стало поводом для враждебных отношений претендента и всех его потомков, длившихся не одно поколение. Эта неприязнь сохранилась даже до недавнего времени, один из старейших членов этой семьи Вечтомовых, проживавший в г. Славгород Алтайского края, в 1973 году передал через внука самые нелестные отзывы о моих предках, отказался от встречи и диалога.
За основу составления древа я взял то, что осталось от отца, а осталось немного. Начиная с Дмитрия Петровича, я в прямоугольники вставлял имена с приблизительной датой рождения. Обычно дети рождаются у родителей, достигших 20-30 лет, и так по цепочке. Это необходимо было для сужения зоны поиска по датам, к тому же, если даже какой-то исторический материал оцифрован, то это не значит, что поисковая система сможет из каракулей найти нужную фамилию. Впоследствии все даты вычислялись исходя из данных ревизских сказок, которые расшифровывал главный научный сотрудник Сарапульского музея-заповедника Н.Л.Решетников. Зачастую найденные сказки с фамилией Вечтомов, которую при переписке «грамотеи» могли записать Вештомов, Вештемов, Вечтемов, Вичтомов, относились не к моей прямой ветке древа и расширять его до конца одному просто физически невозможно.
Продолжение следует.
Об усадьбе Вечтомовых – в №68 от 13 июня, №71 от 20 июня, №74 от 27 июня.
Родословная Вечтомовых: предыстория – №77 от 4 июля.
Читайте нас в