-28 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
ИСТОРИЯ
27 Июля 2020, 13:45

Родословная Вечтомовых: в Касёво с 1745 года

Продолжение. Начало в №80 от 11 июля, №83 от 18 июля.Мы продолжаем публикацию родословной, составленной прямым потомком касёвских купцов Вечтомовых — правнуком Гаврилы Гурьяновича Юрием Михайловичем Вечтомовым.

Старосты

По принятой в России традиции в старосты выбирали добрых и состоятельных «пажитных» прихожан. Часто старостами становились благотворители, владельцы заводов, купцы и просто богатые люди, неравнодушные к православию и радеющие за благоустройство храма.
Смысл существования православного храма - богослужение, а для этого нужно чтобы в храме было тепло, светло, чисто, уютно, в праздники – нарядно, дорожки расчищены, в бочках имелась святая вода, облачения священников подготовлены. За эти и многие другие вопросы отвечает староста 24 часа в сутки. Непременные требования к старосте: вера в Бога, ответственность, честность, порядочность, стремление помочь храму и тем, кто в нём служит, хозяйственность, развитое техническое мышление, настойчивость в достижении цели, стрессоустойчивость, умение найти подход к служащим и прихожанам, грамотно работать с благотворителями. Староста должен был иметь опыт в ремонте и строительстве, ставить задачи и контролировать их выполнение, вести учет имущества, осуществлять закупку оборудования, материалов и церковной утвари.
Обычно зарплата церковного старосты зависела от объёма выполняемых работ и возможностей прихода. Все поколения Вечтомовых, исполняя обязанности старосты, от зарплаты отказывались, более того, как на текущие нужды, так и на ремонтные и строительные работы храмовых построек вкладывали значительную часть, а два последних поколения – большую часть необходимых средств из своих денег.

Великая княгиня Елизавета в Касёво

Как правило, все члены семьи, в том числе и дети с раннего возраста, повсеместно оказывали старосте посильную помощь. Наглядным примером могут служить действия семьи в одном из самых знаменательных событий в истории Вечтомовых - посещение 10 июля 1908 года Великой княгиней Елизаветой Федоровной Романовой села Касёво. Как глубоко верующий христианин церковный староста Николай Гаврилович в деталях знал о всей подвижнической и миссионерской деятельности Великой княгини, о её доброте и великолепных душевных качествах, о её нелёгкой судьбе и беззаветном служении вновь обретённой родины – России. Это трепетное отношение к предстоящему событию передалось как всем членам семьи, так и уважающим старосту прихожанам. О дате и времени приезда, о всех мероприятиях, связанных с посещением села Великой княгиней, было давно известно, заранее согласовано с епископом Ефанаилом и губернатором Ключаревым, а также поминутно распланировано.
С 1 июля 1908 года все разговоры и действия членов семьи были посвящены только предстоящему событию. Торжественно-напряжённое, буквально наэлектризованное состояние коллективной ауры передалось и запомнилось на всю жизнь даже моему отцу, пятилетнему Михаилу, и только полуторагодовалый Николай, ничего не понимая, с радостным визгом цеплялся всем за ноги. После обеда 1 июля 1908 года, дождавшись, пока будет убрана посуда, вся семья осталась на своих местах, предстояло выработать подробный и конкретный план действий для каждого. Старшему брату Фёдору Гавриловичу необходимо было обеспечить поваров необходимыми продуктами питания, и если с рыбой и мясом никаких проблем не виделось, то с добычей фруктов, чёрной и красной икры в это время были большие трудности. Жене Фёдора, Екатерине Филипповне, поручалась координация усилий всего населения села по приданию селу, школе, усадьбе, дому, убранству в доме, а, главное, храму праздничного вида. Для этого было необходимо высадить клумбы с цветами на подходе к храму и школе, сплести венки, высадить молодые берёзки и сосны, приготовить сосновых веток. Жена Николая Гавриловича Надежда Константиновна (дев. Евлампиева) должна подготовить учеников школы к встрече с княгиней, проверить пение учениками молитв, отрепетировать пение церковного хора, исполнение перед обедом «Боже, царя храни» и ещё двух произведений, она – на фортепиано, а сын Фёдора Гавриловича – 11-летний Рафаил – на виолончели, проверить репертуар и ежедневно прослушивать колокольный звон, утвердить меню на обед.

Касёвская ветвь Вечтомовых.

В день приезда княгини в Касёво старший из братьев Николай (Фёдорович), которому осенью должно исполниться 17 лет, должен верхом на лошади выехать за село Норкино и выбрать место, с которого далеко видно, и, дождавшись появления на горизонте поезда из конных экипажей, поджечь приготовленный костёр из сушняка, с сырыми хвойными ветками сверху, и галопом мчаться в село, чтобы продублировать сигнал звонарю для начала колокольного звона. 14-летний Гавриил (Фёдорович) должен был верхом на лошади выехать из Касёво в сторону Норкино и страховать Николая, подать сигнал звонарю при появлении на горизонте пыли в случае, если не будет видно дыма от сигнального костра и не появится Николай. Однако все меры предосторожности и дублирования не принесли спокойствия, к ожидаемой согласно графику встрече всё было готово к 13 часам, а в 15 часов сигнал не подан. Накануне выезд Великой княгини планировался в 7 часов утра, а в связи с затянувшимися молебнами и встречами Елизаветы Фёдоровны с народом выезд из Николо-Берёзовки задержался до 10 часов, соответственно, приехали в Касёво уже в четвёртом часу. Николай Гаврилович уже хотел послать верхового на встречу, но спустя 10-15 минут начал подниматься дымок, а на горизонте появился Гавриил и следом Николай, из церкви послышался мощный бас 10-тонного главного колокола, а за ним все остальные, колокольный звон не прекратился даже после подъезда поезда. После остановки экипажа у церкви двери кареты Елизаветы Фёдоровны не открывали, пока не улеглась основная масса пыли. Вышедшей из кареты княгине Николай Гаврилович как церковный староста в присутствии сельского старосты, также Вечтомова, поднёс хлеб-соль, княгиня, отломив кусочек, макнула его в соль и съела, после чего прошла в церковь в окружении своей свиты. Следом вошли губернатор Ключарев с епископом Ефанаилом, а затем остальные, но многие женщины и дети в храм не вместились.

Переписной лист 1917 года. Из книги В.А.Роткова Родословная купцов Вечтомовых из села Касево.

Это событие собрало большинство прихожан из 16 деревень, всех священников храма, монастыря и многих жителей Николо-Берёзовки, сопровождавших епископа священников, и губернатора чиновников, всего более 1000 человек. При входе в храм колокола замолкли, и запел церковный хор, от которого княгиня осталась в восторге. Понимая, что все участники процессии и ожидавшие в Касёво были голодны, а обед неоднократно подогревался, продолжительность молебна была сокращена. И, выйдя из храма, епископ выступил с краткой речью, Великую княгиню радостными возгласами встретили в основном женщины и дети, не вошедшие в церковь, далее процессия проследовала в усадьбу Вечтомовых. Более 50 человек прошли на второй этаж дома Николая Гавриловича, остальным столы были накрыты во дворе под открытым небом, но в тени. В большом зале на накрытых столах и по периметру стояло много букетов с цветами, зал, впрочем, как и весь дом, выглядел празднично, чувствовалось, что дорогие гости были желанны и к их приезду готовились с любовью. После того, как все заняли свои места, Надежда Константиновна на фортепиано, а 11-летний Рафаил на виолончели исполнили «Боже, царя храни», при этом все встали. Как всегда, фирменным блюдом были пельмени, и Елизавета Фёдоровна была немало удивлена предложенному разнообразию последних (со свиным мясом, с бараньим, с телятиной, свиным и говяжьим в смеси, с добавлением картофеля, капусты, с картошкой и грибами и т.д.). Правда, пельмени изрядно переварились, поэтому ели их ложками. После обеда, который продолжался почти два часа, Николай Гаврилович подарил Великой княгине копию иконы Николая Чудотворца, а она подарила Надежде Константиновне свой портрет и тут же сделала на нём дарственную надпись. Выйдя после обеда из дома, Елизавету Фёдоровну окружили женщины и дети, которые просили принять вышитые иконки и полотенца, она стала разговаривать с ними, обещала выслать свои портреты, спросила у детей по поводу учёбы и сразу проследовала в школу под пение молитвы, где пообщалась с учениками. Одна девочка рассказала стихотворение, вторая - рассказ, дети ответили на вопросы княгини. В девятом часу вечера Великая княгиня и сопровождающие лица, в том числе епископ, уехали в Николо-Берёзовку. Губернатор и несколько сопровождавших его лиц остались ночевать у Н.Г. Вечтомова, за ужином все выпили по две стопки наливки, а рано утром они в сопровождении множества родственников Вечтомовых уехали в Николо-Берёзовку.

Революция

О революции в конце 1917 года слышали все, но до Касёво она ещё не дошла, по крайней мере, семья Николая Гавриловича это не ощутила: продолжали исполняться договоры поставок, работали мельницы, дернушка, крупянка, на маслобойне продолжали выпускать и сметану, и творог, и сливки, никто из рабочих или прислуги не собирался увольняться, все так же проходили службы в церкви. В начале 1918 года революционный ветер перемен почувствовали все. Фёдор Гаврилович запаниковал, предлагал всё продать и уехать за границу, Николай Гаврилович продолжал оставаться спокойным, он не верил, что это всерьёз и надолго, а главное, он был уверен, что с его авторитетом и влиянием при любых раскладах его не тронут. В принципе, так и было, село несколько раз захватывали то белые, то красные, и ни те, ни другие не трогали семью Николая Гавриловича и ничего не взяли. Тем не менее, по безапелляционному требованию Фёдора Гавриловича, всё серебро, золото, драгоценные камни, ценные бумаги, сундук украшений было спрятано в яме под полом в конюшне, причём делали это ночью, во время проливного дождя, только Фёдор Гаврилович и Николай Гаврилович...

Из книги В.А.Роткова «Родословная история купцов Вечтомовых из села Касёво с XVII века»:

«Что же имели Вечтомовы по сельхозпереписи 1917 года? Хозяйство записано на старшего Вечтомова, Гаврила Гурьяновича, ему уже 88 лет (по данным Ю.М.Вечтомова, Гаврила Гурьянович скончался в 1909 году — прим.редакции). С ним проживает старший сын Фёдор Гаврилович, ему 58 лет, с сыновьями Николаем, Гавриилом и Рафаилом, и младший сын Николай Гаврилович, ему 50 лет, с сыновьями Алексеем, Михаилом и Николаем. Переписана также женская половина. Всего в двух домах проживают 15 человек. На момент переписи три сына Фёдора Гавриловича мобилизованы в армию. Хозяйство значится как «Торговый дом Г.Г.Вечтомов с сыновьями». За ними числятся магазин, крупянка, мельница и кузница. Числится 36 работников (25 мужчин и 11 женщин). В хозяйстве содержится 10 лошадей, 10 коров, 1 коза, 90 свиней – всего 111 голов скота. Так как основное занятие – это торговля, то земли в Касёво не очень много. Засеяно 4 десятины под озимой рожью, 2 десятины под гречей и 3,6 десятины под паром – всего 9,6 десятин. На момент переписи в Касёво 5 человек были на сенокосе, 31 человек на пашне. Имелся сельхозинвентарь: плуги железные однолемешные – 1, плуги железные многолемешные – 2, сеялка – 1, жнейка – 1, молотилка – 1, веялка – 1, косилка – 1, телеги на железном ходу – 6.
Помимо этого, как видно из записей карточки, во владении есть земли в Кутеремской волости в 30 километрах от села Касёво, рядом с деревней Казилань (Козиелань) в 100 саженях. Ещё его называли Вечтомова хутор.
Здесь во владении основные земли. Всего 961 десятина земли. Из них 50 под пашней, 886,25 – хвойный лес, 24,75 – неудобной земли. Под посевами 44,5 десятины земли и 99 десятин сдаётся в аренду. Засеяно 7,5 десятин озимой ржи, 9 десятин овса, три десятины яровой пшеницы, 23 десятины гречи, 2 десятины картофеля. В этом хозяйстве также работают 36 человек (24 мужчины и 12 женщин). В хозяйстве есть: 13 лошадей, 19 коров, 8 овец, 1 коза – всего 41 голова. Из хозинвентаря: молотилка – 1, веялка – 1, косилка – 1, телег – 4, сепаратор – 1».

Продолжение следует.

Об усадьбе Вечтомовых – в №68 от 13 июня, №71 от 20 июня, №74 от 27 июня.
Родословная Вечтомовых: предыстория – №77 от 4 июля.
Читайте нас в