-14 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
ИСТОРИЯ
24 Августа 2020, 12:33

Купцы Вечтомовы: судьба внуков

Мы продолжаем публикацию родословной, составленной прямым потомком касёвских купцов Вечтомовых — правнуком Гаврилы Гурьяновича Юрием Михайловичем Вечтомовым. Сегодня речь пойдёт о том, как сложилась судьба внуков купца Гаврилы Гурьяновича Вечтомова по линии сыновей. Напомним, у него были сыновья Фёдор (1868-1921) и Николай (1869-1936), дочери Параскева (1874 - дата смерти неизвестна) и Анна (1877 - дата смерти неизвестна). У старшего сына Фёдора и его жены Екатерины Филипповны Калашниковой было три сына - Николай, Гавриил и Рафаил. У второго сына Николая и Надежды Константиновны Евлампиевой тоже родились трое сыновей — Алексей, Михаил (отец Юрия Михайловича, автора публикуемой родословной), Николай.

О моём отце — Михаиле Николаевиче

Михаил Николаевич, мой отец, только после 1959 года начал рассказывать о своей родословной, о родне, и всегда с большой теплотой и в то же время с опаской. Его самые ранние и самые яркие воспоминания о детстве связаны с приездом в Касёво Елизаветы. Она погладила пятилетнего мальчугана по голове. После этого взрослые часто шутили, что рукой Великой княгини к нему прикоснулся сам Боженька и теперь в его жизни не будет тёмных пятен. Но, к сожалению, это предсказание не сбылось...
Родился он в 1903 году в с.Касёво, в пять лет начинает и в 1912 году оканчивает учёбу в Касёвском начальном училище. С 1912 года учится в Казанском коммерческом училище, и после революции отец переводит его в Уфимское коммерческое училище, где с 1918 по 1920 годы оканчивает с отличием учёбу. В 1921 году Михаил со старшим братом Алексеем уехали в Краснодар. В Краснодаре в 1922 году Михаил с отличием окончил годичные курсы командного состава Красной Армии и был направлен в Ленинградское военное артиллерийское училище. В 1927 году с отличием окончил училище, получил должность командира взвода. До июля 1929 года проходил службу в 12-корпусном артиллерийском полку (Белоруссия, жд станция Дретунь) в звании помощника командира второй батареи, 9 июля 1929 года был направлен в Смоленск в артиллерийский полк, где уже через три месяца был назначен командиром учебной батареи, а через год командиром батальона. Несмотря на то, что как батальон, так и полк были артиллерийскими, на первенствах армии и военного округа Михаил занимал первые места по всем видам конного спорта, за что неоднократно награждался медалями.
В августе 1929 года Михаилу предоставили путёвку в Крымский санаторий, и в это время в Ялту, по приглашению исполкома Коммунистического Интернационала Молодёжи (КИМ), приехали на отдых делегаты международного антиимпериалистического конгресса молодёжи, состоявшегося во Франкфурте-на-Майне, участвовавшие в VI Всесоюзной конференции ВЛКСМ. В составе делегации была 20-летняя красавица, которая не знала русского языка и, у неё были проблемы в общении. 26-летний Михаил с раннего детства, благодаря маминым усилиям, сносно знал немецкий язык и услышав на танцевальной площадке немецкую речь, решил пригласить красивую немку пострелять в тире, он очень метко стрелял. Но поскольку его практика разговора на немецком закончилась в 1919 году, он вместо «Gehe sie bitte schisen»» предложил ей... сходить в туалет по-большому «Gehe sie bitte scheisen». Данное предложение было услышано группой немецких девушек и стало причиной сначала смущения, а затем, после того, как Михаил поправился и извинился за то, что спутал два похожих слова, дружного и громкого смеха. Михаил, сам того не желая, оказался в центре внимания, а после того, как он сумел проявить свой интеллектуальный уровень, заставил уважать себя всех, но больше одну, которая была одного с ним роста и которую он приглашал.
Встреча на танцах, дальнейшее общение быстро переросли во взаимную первую любовь. Только во время прощания и обмена адресами Михаил узнал, что активистка Коммунистического Интернационала Молодёжи являлась дочерью немецкого барона. Переписка с баронессой была недолгой. В декабре 1929 года один из курсантов батальона по причине несчастной любви застрелился на посту. Заместитель Михаила, желавший занять его должность, написал на него донос, в котором указал на его купеческое происхождение, переписку с представителем враждебного класса (немецкой баронессой), якобы жёсткое отношение к застрелившемуся курсанту. Разбираться в деталях, естественно, никто не стал, арестовали и приступили к следствию, которое заключалось в постоянных, круглосуточных пытках с требованием признаться в том, что он действительно враг народа, что он является немецким шпионом, а самое главное - раскрыть место захоронения семейных драгоценностей. То, что в 1918 году имущество купцов Вечтомовых было экспроприировано, что с 1920 года он в Касёво не появлялся, с родителями не виделся и о судьбе семейных драгоценностей ничего не знает, слушать никто не хотел.
Пытки проводились на высоком профессиональном уровне, «испытания» холодной водой сменялись избиениями, иголки тщательно и на большую глубину забивались под ногти, применялись всевозможные болевые приёмы без излишних перерывов на сон в течение 4-5 суток. Михаил понимал, что, не являясь членом ВКПб, независимо от результатов пыток, в любом случае его ожидает такая же судьба, как и многих соседей по камере, коммунистов-большевиков, которых в подавляющем большинстве ночью выводили из камер для приведения приговоров в исполнение в одной из камер, двери которой не закрывались во время расстрела.
Неизвестно, каким образом о случившемся стало известно двоюродному брату Николаю Федоровичу, но через него в судьбу Михаила вмешался Председатель Центрального исполнительного комитета Союза ССР М.И. Калинин, и только благодаря этому пытки были прекращены, большая часть обвинений снята. Михаилу крупно повезло, советский суд был действительно гуманным и его хоть и без видимых, а тем более доказанных оснований осудили всего на три года, при этом фактически он отсидел два года.
Тем не менее пытки в застенках большевиков, еженощные выводы на расстрел сокамерников сломали Михаила раз и навсегда, и до самой смерти он будет панически бояться вновь попасть под жернова этой страшной инквизиции. Избежав расстрела, Михаил, судя по воспоминаниям, с удовлетворением с 1 мая 1930 по 1 мая 1932 года исполнял роль политвоспитанника (заключённого). И здесь судьба опять улыбнулась ему: его, как офицера, неоднократно награждённого за победы на соревнованиях среди кавалеристов, назначили инспектором Конной базы СибЛага ОГПУ в г. Мариинске, где режим содержания для него был бесконвойный, он свободно перемещался на лошади до 50 и более километров от лагеря, ездил в тайгу на охоту, рыбачить. Досрочно освободившись в мае 1932 года, Михаил уезжает в Новосибирск, где его двоюродный брат Гавриил оканчивал архитектурные работы при строительстве Новосибирского оперного театра, самого большого в Европе железнодорожного вокзала, комплекса зданий, окаймляющих Красную площадь.
Со 2 июля 1932 года Михаил работает десятником 9-го участка Горстройтреста г. Новосибирска, но спустя два месяца его опознал как сына купца один из мастеров, и 15 сентября 1932 года Михаил срочно увольняется и уезжает в Москву, где 7 октября устраивается преподавателем военного дела и физкультуры Детского посёлка «Юная Республика». Каким-то образом ОГПУ узнали о его судимости и купеческом происхождении, и 2 февраля 1933 года Михаил увольняется и уезжает в Барнаул Алтайского края, где с января 1933 года его брат Гавриил работал уже на строительстве Барнаульского меланжевого комбината архитектором. Гавриил предложил работу на огромном строительном комплексе, для толковых работников была хорошая перспектива продвижения по карьерной лестнице.
10 марта 1933 года был принят на комбинат землекопом на Барнаульский меланжевый комбинат. Через месяц его перевели в десятники, всех 10 землекопов он обучил выработанной им методике работы и все без исключения стали перевыполнять нормы, а ещё через месяц его перевели в сотники. В свободное от работы время он экстерном сдал экзамены в педагогическом училище и получил право преподавания в школе. В 1933 году Михаил познакомился с красивой, физически здоровой женщиной, работавшей на том же меланжевом комбинате, ей оказалась вдова Мальцева Николая Анна Тимофеевна, имевшая сына Георгия, 1933 года рождения. Любовь нагрянула нечаянно, влюбился Михаил сразу и навсегда, в семье Вечтомовых все однолюбы. Не будучи уверенным в благополучном ближайшем будущем, Михаил предложил Анне руку и сердце, но без официальной регистрации, на что получил согласие без раздумья, поскольку чувства были взаимными. Анна родилась в семье крепкого многодетного крестьянина, как выяснилось впоследствии, в семье кулака в селе Маяк (Барнаульском), располагавшемся на берегу реки Барнаулка.
В 1935 году рождается сын Леонард, но в возрасте 4 месяцев он заболел ветрянкой и умер.
С 1 июля 1937 года Михаил Николаевич работает учителем, а с 28 июня по 26 августа 1941 года - завучем Светлолобовской НСШ Новосёловского района Красноярского края. 22 июля 1939 года поступил в Томский университет на географическое отделение, 26 августа 1941 года призван в армию, 14 февраля 1942 года комиссован по состоянию здоровья (глаукома).
После того, как Михаил Николаевич поработал всего два месяца завучем Светлолобовской школы, его сразу заметили в роно и сразу после комиссования с 5 марта 1942 года назначили директором Куллогской начальной школы. Проработав там всего один год, он отработал систему обучения, подобрал учителей, наладил учёт и отчётность, согласовал учебно-методическую документацию и через год был направлен директором Куртакской семилетней школы, где работал до 19 июля 1944 г.
Продолжение следует. Об усадьбе Вечтомовых – в №68 от 13 июня, №71 от 20 июня, №74 от 27 июня.
Родословная Вечтомовых – №77 от 4 июля, №80 от 11 июля, №83 от 18 июля, №86 от 25 июля, №89 от 1 августа, №92 от 8 августа, №95 от 15 августа.

Все публикации доступны на сайте в разделе ИСТОРИЯ

Читайте нас в