-18 °С
Облачно
ВКОКFBInstaTikTok
Все новости

Пришёл отец с фронта

Моего отца – Ситдикова Нурмухамета Ситдиковича призвали на фронт в 1941 году. Демобилизовали в августе 1945 года.

Жили мы в деревне Нижнеяркеево Илишевского района БАССР. Мне тогда было пять с половиной лет. Помню, был солнечный день. Мы с детьми моего возраста играли в переулке, где росли крапива, полынь, пустырник и другие травы. Вместо чашек у нас были осколки разбитой посуды, а угощением служили зёрнышки каких-то трав. Вдруг мимо нас пробежал, нет, проскакал мой 13-летний двоюродный брат. По пути он хлопнул меня по спине и крикнул: «Отец твой возвращается с войны!». Его отец погиб в первый же год войны.
Только потом я узнала, что он бежал к председателю колхоза просить лошадь для встречи моего папы. Отца встречали всей деревней, о его приезде сообщили по телефону из сельсовета соседней деревни. Когда мы прибежали домой, во дворе было много народу. Видимо, собрались пожилые люди и дети, то есть те, кто не мог работать в поле. Кого-то отправили за моей мамой в поле.
Председатель колхоза дал лошадь, запряжённую в тарантас. Толпа людей пошла к большаку, проходящему за деревней. Навстречу шла другая лошадь. Оказывается, председатель соседнего колхоза дал свой тарантас отвезти фронтовика домой. Получилось так, что по дороге с пристани Исмаилово уставший папа остановился у тёщи (моей бабушки) в деревне Новочереккулево, ведь в то время между деревнями не было транспортного сообщения, люди добирались только пешком.
И вот встречный тарантас подъехал, меня посадили на колени человека в военной форме. Это был мой отец. Скорее, он меня не узнал, а догадался, что я его дочь. Ну а я точно его не узнала, подумала – раз человек в форме, значит, это и есть отец. И вдруг у его ног я увидела огромную тыкву, розовую с зелёными полосками. С этого момента все мои мысли переключились на неё. Я никого не слушала и не слышала, всё моё внимание было обращено к этой дивной тыкве. Я думала, что у фашистов тоже растут тыквы, только не такие, как у нас в огороде, что отец привёз её, выращенную на далёкой немецкой земле. Конечно же, тыкву дала бабушка.
Помню, во дворе отца окружили люди, обнимали, что-то спрашивали, а его мать вцепилась в него, обняла крепко и долго не отпускала. Второй её сын, мой дядя, погиб на войне. Погиб и брат мамы. Многие с войны не вернулись, погибли…
Наш отец был контужен, плохо слышал. Сразу после вой-ны, в возрасте сорока лет он потерял почти все зубы, вытаскивал их просто пальцами.
После войны отец работал в колхозе агротехником. Часто брал меня с собой на колхозные поля, бывало, уходил далеко, рассматривал растения, всходы, что-то считал, измерял, а я охраняла лошадь. И так каждое лето. Однажды он ушёл и долго не возвращался. Рожь стояла настолько высокая, что я, даже стоя на телеге, его не видела. Подумав, что он заблудился, я громко заревела.
Когда я училась в четвёртом классе, отец уже работал бригадиром, мы с ним писали наряды, составляли табели выхода на работу, считали трудодни. Он диктовал, а я писала. Люди его поколения в деревнях писали арабскими буквами или вообще не умели писать. Отец тоже писал арабской вязью, позже научился писать по-новому, но почерк так и остался витиеватым.
Умер отец в 1980 году, но в память о нём остались его восемь медалей.