-25 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
9 мая - День Победы
12 Марта 2020, 16:32

Детство, закалённое войной

- Сорок первый год я хорошо помню, - так начал свой рассказ о военном детстве Раис Заминович Гарипов, которому нынче исполняется 84 года.

Он всё помнит, несмотря на то, что ему было всего пять лет от роду, когда фашистская Германия напала на нашу страну. Воспоминания буквально впечатались в сердце и душу. Оттого ветеран труда не может говорить о своём военном детстве без дрожи в голосе. Подступавший к горлу ком то и дело прерывает рассказ Раиса Заминовича...
- В нашей деревне остались женщины, дети, единственный старик и председатель сельсовета. В нашей семье, а отца призвали осенью сорок первого, мама осталась с четырьмя мальчишками — мал мала меньше. Самым старшим был я…
Во время войны в тылу, пожалуй, не работали только грудные дети. Сейчас сложно представить, но совсем ещё крохи с утра до позднего вечера трудились в колхозе, дома по хозяйству, часто выполняли даже непосильные работы.
Как вспоминает Раис Заминович, на сенокосе сено косили и собирали в основном женщины и подростки, старик точил всем косы, ремонтировал вилы, грабли. А дети помладше, в том числе и пятилетний Раис, волокушами таскали сено, целый день в пекле водя под уздцы запряжённого быка. Лошадей тогда оставили в колхозе всего три, остальных забрали на фронт, потому эти были на вес золота, их запрягали только на самые сложные работы.
- В конце лета приходила пора жать хлеба, женщины жали серпом, вязали снопы, а мы, мальчишки, таскали их. Снопы тяжёлые, сил не хватает загрузить в телегу, плачем от обиды и усталости. Но работу не бросаешь, надо успевать… И так дотемна...
Раис Заминович помнит, как потом женщины вручную молотили пшеницу. В кровь стирая руки. Задача мальчишек — загрузить зерно в специально сооружённые деревянные короба и на быках отвозить складировать в амбар. Затем, позже, ближе к зиме, пшеницу почти всю сдавали государству: загружали в мешки, перегружали в телеги, и в подвозах на 6-7 быках отвозили на станцию за 30 километров от деревни. Колонну эту сопровождали дети — от пяти лет и старше — во главе с тем единственным стариком. «Дети тогда не считались детьми, это слово было забыто, с нас требовали как со взрослых и доверяли такие важные дела», - с болью в голосе говорит пенсионер.
- Тогда практически всё лето готовили пашни под озимые. Пахали мальчишки. Бывало, пашешь, а рядом колосится пшеница. Сорвёшь тайком колосок, помнёшь в ладони, вот и вся еда...
Его друг на 2-3 года старше, заботясь о голодных сестрёнках, спрятал несколько колосков под кепку. И тут подъезжает председатель сельсовета, заметил колоски, сдал мальчишку под арест. Дали ему пять лет тюрьмы, он там и умер…
И таких тяжёлых, давящих воспоминаний много.
- Помню, пашем землю под озимые, а рядом созрел горох. Ну как не сорвать, голодные ведь? - продолжает рассказывать Раис Заминович. - И опять, как назло, председатель сельсовета на тарантасе появился. Нас давай по полю гонять, стоя на тарантасе, с криком: «Зачем горох топчете, сорванцы?!» Наши пятки-то с берёзовый листок, много ли мы натопчем, а сам на тарантасе столько гороха помял... Догонит, да огреет кнутом так, что потом раны долго не заживали, остались рубцом на всю жизнь…
Подобный случай произошёл в одну из военных вёсен. Зашёл соседский мальчишка и попросил Раиса вместе с ним сходить в поле за прошлогодней картошкой. Поле было недалеко от деревни, вдоль дороги. Не заметили мальчишки того самого жестокого председателя сельсовета. Вновь он словно из-под земли появился, и опять взялся за свой кнут, который безжалостно прорезал худенькие тельца мальчишек.
Забегая вперёд скажу: спустя несколько лет, вернувшись из армии, Раис, встретив этого председателя сельсовета, напомнит ему о тех мальчишках, которых жизнь и без его кнута жестоко наказала. Не выдержал тогда парень и врезал ему по морде, выплеснув всю боль, обиды, страдания. Молча принял удар мужчина, опустил глаза и ушёл, так и ничего не сказав...
- Весной сорок второго начали пашню под посев готовить, пахали с мальчишками — они года на три-четыре старше были (напомню, тогда Раису едва исполнилось шесть лет, родился он 3 мая, а значит, его землякам было по 9-10 лет). Старик нам запрягал быков, мы, помладше, впереди, ведём быков, а ребята постарше - за плугом. Обуви-то у нас не было, босиком ходили, а земля холодная, сырая. Ноги разбивали в кровь, они трескались, кровоточили, долго не заживали. Но никто дома не отсиживался…
На долю детей войны выпало столько страданий, что воспоминания о них вонзаются в сердце каждого из них болью до сих пор. Они наравне со взрослыми пахали, сеяли, боронили, косили сено, жали хлеб, боролись за выживание, собирая зелень, ягоды, грибы, заготавливая дрова, присматривая за младшими детьми, скотиной.
В деревне из тридцати домов только в трёх оставили коров, в том числе и у Гариповых. Чудом сохранились несколько куриц. Благодаря маме и корове в семье выжили трое детей, грудной ребёнок скончался. Мама рвала жилы, трудясь в колхозе, пытаясь спасти детей, прокормить их. Но довольствовались лишь остатками, потому что львиную долю молока, яиц сдавали государству, существовали нормы на день, в неделю, которую обязаны были выполнять.
- Помню, летом мы часто ночевали одни, потому что председатель сельсовета закрывал женщин в клубе якобы для того, чтобы они с утра не опаздывали на работу, - рассказывает со слезами на глазах Раис Заминович, и услышанное никак не укладывается в голове…
Но даже в таких жутких условиях, полуголодные, не видавшие ни отдыха, ни сна, ни радости люди оставались милосердными и чуткими по отношению друг к другу. И это поражает больше всего. Те семьи, где были коровы, остатки молока по очереди раздавали соседям: сегодня одним, завтра — другим… Были семьи, у которых по шестеро-семеро детей, и им приходилось совсем туго. Но односельчане помогали как могли, порой делясь последним куском хлеба, единственной горстью муки, несколькими картофелинами…
- Когда говорят про военные годы, про заслуги тех, кто воевал, работал в тылу, порой забывают о тех, кто жил в сельской местности, - рассуждает Раис Заминович Гарипов. - Мы жили далеко от военных действий, но делали всё для Победы. Я говорю не только о себе, мы — это дети войны… У нас не было детства. Его у нас забрала война...
Действительно, каждому из них, вмиг повзрослевшим, попрощавшимся с детством, закалённым войной, выпало столько, что с лихвой хватило бы на десятерых. Пережившие военные лихолетья в тылу, многие из них к тому же остались сиротами. Раису и его братишкам повезло — отец вернулся осенью сорок пятого. С ранениями, с изувеченной рукой, но вернулся. В живых из всех односельчан остались ещё только двое, остальные погибли, пропали без вести.
А сегодня в деревне Таллы-Куль Шаранского района, откуда родом Р.З.Гарипов, сохранились всего пять домов. И живут в них те самые дети войны, те, кто вместе с ним боролись за приближение Победы, за выживание, те, кто поднимали страну из руин. И они, босоногие, голодные дети войны, тогда — в 1941-1945 годы — наравне с участниками войны, тружениками тыла, совершили свой - не по-детски взрослый - подвиг мужества, стойкости, выносливости и бесстрашия. И этот подвиг мы тоже должны не забывать и передавать из поколения в поколение.
Читайте нас в