-10 °С
Облачно
ВКОКFBInstaTikTok
Все новости

Трудное детство

Как только началась война, отец ушёл на фронт. Мне исполнилось всего три года, сестре – полтора. Трудно передать словами, какое горе мы испытали, отправляя любимых людей на фронт, эти крики, плач до сих пор снятся мне. Помню, как отец перед отъездом подошёл к спящей сестрёнке, поцеловал её и со слезами вышел из комнаты. Затем посадил меня на плечо, рассказывал стихи, читал молитвы, а я радостно смеялась оттого, что папа поднял меня так высоко. Проводили мы фронтовиков до сборного пункта, все плакали, а я не понимала почему, ведь уходя, они говорили, что скоро вернутся домой, привезут нам гостинцы. Вернулись домой, а сестрёнка проснулась и тихо-тихо плакала.

С тех пор мама стала часто плакать, а вместе с ней и я, потому что отца всё не было. Спустя время у нас заболела и умерла корова, жить стало ещё тяжелее. Мама работала, а спустя несколько лет не оставались без дела и мы – убирались во дворе, кормили кур. Кроме этого, я приносила с поля верблюжьи колючки, как называют траву перекати-поле, кормила маленькую тёлочку.
В ноябре 1944 года мы получили письмо от отца, где он просил маму сшить детям тёплое пальто из его костюма, а когда закончится война, он увезёт нас в Башкирию. Читать мама не умела, поэтому письма читали бывшие ученики отца, а мы с мамой слушали. Ещё папа писал, что они уничтожили врагов. Но с войны он так и не вернулся. Мы получили сообщение, что в феврале 1945 года он пропал без вести под Ленинградом. Всего с нашей деревни не вернулось 13 солдат.
Пенсию по потере кормильца мы не получали, так как пропавших без вести считали предателями, так говорили в нашем сельсовете. Оказалось, и тогда были воры из числа чиновников, которые присваивали себе сиротские деньги.
После окончания войны спустя какое-то время к нам из города приехали представители военкомата, чтобы вручить маме медаль погибшего отца, дали красный ситец, чтобы сшить одежду детям. Но мама встала со стула и сказала, зачем ей всё это, когда другие получают пособие за детей, а она нет, чем она должна кормить детей?! После этого мама горько заплакала, а вместе с ней и я. Нас успокоили, напоили сладким чаем, дали сладости. А военком закричал: «Под трибунал!».
На следующий день председатель сельсовета, узнав обо всём, принёс нам муки, курдючный жир, а его жена со слезами умоляла маму не подавать на них в суд, тем более, что у них было пятеро детей. И мама согласилась, не желая вступать в конфликт.
В 1948 году мама вышла замуж, её новый супруг вернулся с фронта, не имел семьи и был направлен в Азию. Мы полюбили его всей душой, радовались, что у нас появился папа, который называл нас «мои детки озорные». С утра до поздней ночи он работал на поле трактористом. Однажды на его тракторе лопнул радиатор и его признали вредителем, а значит, врагом, и увезли на машине. Спустя полгода родилась сестрёнка. Мы нянчились с ней по очереди, мама только прибегала с поля её покормить и убегала обратно.
Однажды в нашу деревню приехали какие-то люди, многих арестовали, в том числе и мою маму, как оказалось, за неуплату налога. В то время существовал закон, согласно которому все, кто имели корову, были обязаны платить налог. У нас коровы не было больше года, но вот долги остались. Вскоре многих отпустили домой, поскольку они считались семьями погибших фронтовиков.
Позже мама узнала, что это было дело рук завистников, которые доносили на порядочных людей. Мама у меня была умная, работящая, хотя и не грамотная, воспитывала нас в строгости, но с любовью. Вскоре нас отыскала старшая сестра мамы, которая уговорила нас переехать в Сталинабад. Мы приобрели кибитку на окраине города. Мама устроилась на работу, мы также трудились, а по вечерам ходили в школу. Со временем получили жильё, переписывались с родственниками из Башкирии. Наверное, мы так и жили бы, если бы не началась перестройка, а с ней и вооружённые конфликты. В 1996 году мы перебрались в Башкортостан.
Нам, детям войны, пришлось пережить тяжёлое время. Конечно, нелегко приходится и сейчас. В связи с эпидемией приходится сидеть дома. И всё же хочется пожелать всем терпения, счастья, мы живём в чудесной республике.