-18 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
9 мая - День Победы
10 Июля 2020, 13:35

Жизнь стоит того…

В этом году много юбилеев. Главный из них – 75 лет со дня окончания Второй мировой войны. День Победы мы привыкли отмечать 9 мая.В апреле своё 55-летие отметила газета «Красное знамя». Я очень люблю нашу газету, все 55 лет моя семья, а потом уже и я, выписывала газету сразу на год. Сама писала заметки о людях, газета печатала мои стихи и песни. Писали и обо мне мои сотрудники, коллеги по работе. А однажды мне газета отдала по странице сразу в двух номерах. Очерк «Окно в Париж» написала журналист Людмила Маннанова (ныне Сабитова). Интересное повествование о моей 45-летней дружбе с иностранцем. По этой публикации меня узнавали в городе: «А, это про Вас написали в газете? Надо же!». Как героине очерка в редакции мне вручили подарок и похвальный лист. Я храню его почти 20 лет. В конце этого листа написано: «Жизнь стоит того, чтобы читать газеты».

Мне нравится читать нашу газету, быть в курсе всех событий в городе. С особым трепетом и волнением читаю воспоминания о войне фронтовиков, тружеников тыла, а теперь детей войны. Я сама дитя войны. Когда началась Великая Отечественная война, мне было 4 года 4 месяца (родилась 21 февраля 1937 года). Я помню, как провожали отца на войну. Около МТС в Касёво было много народа. Женщины плакали. Мама держала на руках десятимесячного братишку, она была беременна третьим ребёнком – девочка Вера родилась уже в 1942 году.
Мама была директором Касёвской семилетней школы, и, видимо, в её обязанности входило узнавать о военных действиях и сообщать учителям в школе. Чёрное радио в форме большой воронки, висевшее на стене, не работало. Мама включала маленький детекторный приёмник, прижимала его к уху и слушала последние новости о войне.
В школу я пошла в 1944 году. Помню, вместо физкультуры у нас был урок «Военное дело». Чему могли научить учителя малышню семи-восьми лет? Всё же учили. Нам давали деревянные ружья, выструганные из досок, с ними мы бегали по окопам, которые в форме лабиринтов рылись в глубоком снегу. Наверно, копали их старшеклассники, а мы только играли. Ещё на урок нам приносили противогазы, и мы учились их надевать, изучали устройство.
Учителям по карточкам давали паёк – муку, из которой пекли хлеб. Но часто и её не было, давали гороховую муку. Мама заваривала её прямо из самовара, получался очень вкусный кисель. А ещё мы ели картошку, которую резали ломтиками и приклеивали к горячей печке-буржуйке, которая стояла посреди кухни. Это было объедение, можно сказать, военные чипсы. Картошку выращивали сами, давали участки.
Летом в поисках сладкого мы собирали «вороняшки» – это вороньи ягоды, чёрные и зелёные прозрачные. «Вороняшки», как крапива, сорняком росли в заброшенных местах, но для нас это было лакомство. Сладкого в годы войны не было. Единственное, что осталось в памяти, это как мама отпирает сундук и достаёт из него сухофрукты. Видимо, сохранились с мирного времени: урюк и изюм. Открытие сундука становилось целым событием, мы подбегали с братом и замирали в ожидании, когда мама его наконец откроет. Она выдавала нам по одной урючине и по две изюминки. Это было счастье! Мы их не жевали и не проглатывали сразу, а долго-долго держали во рту, чтобы продлить вкус сладкого.
Осенью 1944 года в Касёво открыли детдом. В годы войны много было нищих, особенно детей, отцы которых погибли на фронте, матери умерли в тылу.
Однажды к нам пришла девочка лет четырнадцати, в платочке, завязанном сзади. Хлеба, чтобы подать, не было, и бабушка дала ей варённую в мундире картошку. Я очень хорошо запомнила, как эта девочка жадно съела картошку вместе с кожурой. Мы тоже жили бедно, но мама всё-таки нас кормила картошкой без кожуры. Кожуру тоже не выбрасывали, сушили, толкли, добавляли в хлеб, чтобы сэкономить муку.
Моя подруга Вера была из крестьянской семьи: мать – колхозница, отец – на фронте. Дома четверо детей и старая бабка. Паёк им не давали. Они собирали зёрна лебеды, щавеля. В их амбаре стояли огромные деревянные бочки с семенами. Из лебеды и щавеля Верина мама пекла хлеб. Из лебеды получался чёрный хлеб, а из щавеля – красноватый, рассыпчатый. Я менялась с Верой кусочками хлеба. Она мне – из лебеды, а я ей – из чёрной муки с картофельными очистками. Чёрный хлеб рассыпался как кекс, забивал весь рот, будто мака наелся.
Помню ещё, пришёл мальчишка, маленький такой. Чем могли накормили, а он не уходит. Сидит на пороге и размахивает над головой своей котомкой с длинными завязками. Никуда ему не хочется уходить от тепла. Когда открылся детский дом, этот мальчик попал туда. Звали его Толя Лаврентьев, мы с ним в одном классе учились.
Ребятишек-сирот собирали по окрестным деревням. Вначале обуть и одеть было не во что. Одни дежурные галоши, чтобы бегать в туалет. Достали какой-то цветной ситец фиолетового цвета с листочками, сшили платьица, рубашки и штанишки. Все одинаковые, конечно. В школу детдомовцы не ходили, многие не знали русского языка. Их прямо в детдоме учила Мария Васильевна, которая знала татарский язык. Через год они пошли в школу вместе со всеми, но были слабые. Помню Галима Муфаздалова, его всегда сажали к печке, у него была большая голова на тонкой шее. Мы придумали ему прозвище «Башка». А он потом выучился, стал военным моряком, дослужился до высокого чина. Объездил весь мир (вернее, обошёл на морских судах), в одно время жил на Кубе. Вот тебе и Башка! Галим вырастил трёх сыновей. Умер примерно в 2010 году в Ижевске.
Вспоминать можно много... Мои дети, внуки, а теперь и правнуки живут в прекрасное мирное время. Какая сейчас одежда, какое питание – разве можно сравнить наше военное детство с настоящим временем?! Как порой страшно становится, когда слышишь об угрозе мирной жизни или смотришь новости о государствах, где идёт конфликт и гибнут люди.
Мы, дети войны, рано повзрослели, старались помогать взрослым, учились хорошо. Окончив Касёвскую семилетку, а затем Николо-Берёзовскую среднюю школу, я уехала в Воронеж, поступила в инженерно-строительный институт. С дипломом вернулась в Касёво. С 1959 года принимала участие в строительстве своего любимого города Нефтекамска. Сейчас давно уже на пенсии. Я богатая бабушка. С мужем мы воспитали троих детей, которые подарили нам восемь внуков и трёх правнуков. Зимой ходим по гостям, летом – на даче. Жизнь стоит того... Желаю всем мира и благополучия.
Читайте нас в