-18 °С
Облачно
ВКОКFBInstaTikTok
Все новости

«Рёвушка-коровушка»

Январь 1943-го. Мне почти шесть лет. Мама Рая, родная, взяла меня с собой в Николо-Берёзовку на концерт, который устраивали учителя Касёвской школы. Были одни женщины, мужчины находились на войне. В том концерте участвовала и моя будущая мама Поля, она работала в этой школе и тоже вела уроки русского языка и литературы.

И вот мы поехали в Николо-Берёзовку. Я не помню все номера, но некоторые запали в душу. Помню, коллектив пел песню «Посею лебеду на берегу». А в роли казака была мама Поля: в вышитой рубашке, в кубанке, высокая, красивая...
И свой номер я, конечно, помню. Вышла на сцену, на мне – чёрные вязаные шерстяные чулки, завязанные выше колена тесёмками (резинок не было). Тесёмки длинные, вырезанные из рубцов нательного белого белья, в общем, из мужских кальсон. Одна из завязок развязалась и висела из-под платьица, выделяясь на чёрных чулках. Мама Рая из-за кулис мне указывает на мою оплошность, но что делать, как поступить, как исправить, я не знала. Надо было, конечно, просто уйти со сцены, поправить, завязать и снова выйти. Однако в голове шестилетнего ребёнка это не сработало. Вернее, до шести оставалось ещё два месяца. Я увидела висящую завязку, задрала платьице, замотала завязку вокруг ноги несколько раз, завязала на два узла, поправила платьице и стала читать стихи.
Первое стихотворение было про кошку, до сих пор его помню: «Кушай, кошка, вот картошка, вот мука, а вот зерно. Но закрыла кошка рот и картошку не берёт. Ей не нравится мука, кошка хочет молока». Второе – «Рёвушка-коровушка». Я очень хорошо изображала рёвушку, зал бурно аплодировал. А вот когда я завязывала чулок, то зал смеялся, конечно. А я не понимала – почему…
В конце всех выступлений мне и маме Поле вручили премию – 35 рублей на двоих. Мы разделили по 17,5 рублей, а маме дали ещё пудру в баночке. Она до сих пор лежит в комоде мамы почти полная. Называется «Волшебная», город Ленинград, цена 80 копеек, фабрика «Грим». Это надо же, 77 лет хранится такая реликвия! Дети, внуки, не выбрасывайте, это ваши прабабушка Поля и бабушка Тома заработали своим выступлением в 1943 году, одна в двадцать шесть, другая в шесть лет...
Тот 1943 год считаю началом своих выступлений, с тех пор я читала стихи в школе, пионеркой у костра в лагере, в классе, на вечерах. Институт выпал: пять лет не выступала, так как была не очень хорошо одета, и мне было неловко выходить на сцену. Зато потом, на встречах однокурсников – а их было четырнадцать за 57 лет – я четырнадцать раз выступала со своими стихами. Будучи уже замужем, имея троих детей и работая начальником отдела, читала стихи на концертах в общежитиях, в библиотеках, в школе у детей.
Стихи – это моя слабость и сила. Сколько раз выручали они меня и спасали от тоски и скуки, радовали, и я жила восхищением тех, кто их слушал...