-15 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
9 мая - День Победы
28 Августа 2020, 21:35

Нам дороги эти позабыть нельзя!

В День российского кино, который отмечается сегодня, мы вспоминаем директора Нефтекамской киносети Станислава Мурыгина.С ветераном Великой Отечественной войны Станиславом Арсеньевичем Мурыгиным, первым директором Нефтекамской киносети, мы встретились еще при его жизни. Из его воспоминаний родился следующий рассказ.

Эшелон на запад

- Мой отец Арсений Арсентьевич, 1898 года рождения, - ленинградец, участник штурма Зимнего Дворца, гражданской и Великой Отечественной войн, умер в возрасте 81 года, похоронен в Ленинграде. После окончания Гражданской войны и подавления различных бандформирований отца в числе коммунистов-двадцатипятитысячников направили в Башкирию инспектором заготзерна. Их головная организация находилась в Уфе, и он ездил с проверкой элеваторов по районам республики. В селе Чераул Янаульского района он познакомился с моей мамой, Марией Алексеевной. Педагог по образованию, в Черауле она работала директором школы. Родители по долгу службы были очень занятыми людьми, так что меня в основном воспитывала бабушка, - начал свой рассказ Станислав Арсеньевич.
Накануне войны Мурыгины переехали в Туймазы, а в феврале 1942 года отец ушел на фронт. К тому времени Станислав окончил семилетнюю школу, и в семье, где были еще две сестренки, остался за отца.
Чтобы как-то прокормить семью, он был вынужден пойти на работу. Устроился учеником дизельной станции, которая питала электроэнергией весь поселок. Через полгода освоил профессию машиниста и уже смог заменить ушедшего на фронт старшего товарища.
А в июле 1943 года повестку на военную службу получил сам Станислав, хотя ему не было и восемнадцати. На сборном пункте в Уфе капитан, выстроив новобранцев, предложил желающим поднять 20-килограммовую гирю. Кто-то высказал предположение: «Не пулеметчиков ли набирают?»
Станислав еще во время работы на электростанции занимался поднятием тяжестей - у них в помещении стояла пудовая гиря. Когда капитан указал на него, он без особых усилий поднял гирю и стал первым отобранным. Так набрали роту физически здоровых парней, и юных новоиспеченных красноармейцев отправили в Тоцкие лагеря.
Мурыгин был определен в роту истребителей танков 52-го полка. Их учили владеть всеми видами оружия и технике боя против танков. По мере необходимости он мог служить автоматчиком или ПТРовцем (противотанковое ружье). По рассказу Станислава Арсеньевича, в то время на вооружении Красной Армии было две модели ПТР: Симонова, которое весило 20 килограммов, и Дегтярева - весом 16 килограммов. Первый номер противотанкового расчета носил ружье, а второй – боеприпасы. Невысокие пробивные возможности ружей заставляли вести огонь с минимальных дистанций, что было нелегко психологически. При этом мало было пробить броню, нужно было поразить экипаж или жизненно важные части танка. В противном случае обнаруживших себя бронебойщиков немецкие танки и сопровождающие их пехотинцы безнаказанно расстреливали из пулемётов и автоматов.
После учебки их перевели на Оренбургский полигон для прохождения военно-полевых учений, чтобы молодые воины на деле могли показать, чему научились. В октябре 1943 года после принятия военной присяги Мурыгин был определен в 61-й запасной стрелковый полк действующей армии и направлен в Брянские леса. Проезжая Орел, Брянск, другие города и деревни, молодые бойцы стали свидетелями ужасных разрушений. В Брянских лесах они жили в землянках. Костры там жечь было нельзя. Постоянно курсировали «рамы» (немецкие самолеты-разведчики). Именно в это время С. Мурыгина приняли в комсомол.
Подразделение, где он служил, занималось снабжением передовых частей фронта оружием. Там, в Западной Белоруссии, Станислав чуть не угодил в руки бандеровцев, которые орудовали в лесах. Бойцам было дано задание мобилизовать местное население для разгрузки прибывшего состава с оружием. Только природное чутье помогло тогда Мурыгину спастись и выполнить задание…
В составе войск 47-й армии 1-го Белорусского фронта Станислав Арсеньевич принимал участие в освобождении Белоруссии, Польши, Германии.
К исходу января 1945 года советские войска форсировали реку Одер у города Кюстрин и захватили стратегические плацдармы на его левом берегу. Часть Мурыгина расположилась в 60 километрах от Берлина. Всего-то 60 км, один лишь рывок! Однако пройти их с тяжелейшими боями частям Красной Армии удалось спустя лишь почти сто дней.
В это время комсомольцу Мурыгину, как наиболее продвинутому из солдат, доверили выпускать боевой листок, где освещалось состояние дел на фронтах. Оформление и содержание боевых листков понравилось командованию, и его перевели в штаб 62-го армейского батальона 47-й армии.
Победный май 45-го Станислав Арсеньевич встретил в немецком городе Галле, куда был переброшен штаб армии. Началась подготовка к демобилизации солдат, в которой непосредственное и активное участие принял и С. Мурыгин. Кроме этого, вели перепись репатриированного населения из Белоруссии и Украины. В основном это были девушки, которые во время фашистской оккупации были угнаны в Германию. После окончания войны многих из них удалось вернуть на Родину. Также совместно с органами госбезопасности была проведена перепись власовцев, изучалась вся их подноготная: где, кем служил, в каком звании, определялась степень вины каждого из них.

Дорога домой

Демобилизация основных частей завершилась, но не для Мурыгина. Его оставили служить в штабе до конца года. И только в декабре настал долгожданный момент: Станислава определяют регулировщиком для сопровождения автоколонны с секретным оборудованием на территорию Советского Союза.
- В наши функции входило оформление указателей и их установка по направлению движения колонны, - вспоминал Станислав Арсеньевич. – В день преодолевали до 100 километров. А мне как регулировщику с автоматом на плече приходилось курсировать по колонне по несколько раз. Потому что бывали случаи, что местные вредители меняли направления указателей. На территории Польши, например, это случилось трижды. Однако мы вовремя заметили подмену, и ни одна из машин в колонне не сбилась с пути.
В Бресте колонну встретили и, тщательно все осмотрев, приняли. Станиславу разрешили выезд домой, автомат у Мурыгина предусмотрительно оставили. Предупредили: «Ты еще не дома, может понадобиться. Приедешь - сдашь в военкомат». В пути он не раз убедится в правоте этих предположений. Находясь в переполненном демобилизованными солдатами и гражданскими лицами вокзале, Станислав не раз встречался с косыми взглядами, то и дело пялящимися на его багаж - фронтовик, кроме своих пожитков и дорожного довольствия, вез с собой трофейную тальянку. Вместе с другим солдатом, который ехал, как оказалось, до Куйбышева (ныне – Самара), они нашли место для ночлега у одной женщины с тремя детьми. Рассчитались банками тушенки и другой провизией. Только на третьи сутки им удалось попасть на поезд, расположившись между вагонами. И даже там не давали покоя снующие по крышам вагонов подозрительные лица. И только вид автомата Мурыгина отпугивал их. Пока ехали, сумели пробиться в тамбур. Добравшись до Москвы, пересели на другой поезд и до дома ехали уже в теплом вагоне.
Когда дома, в Туймазах, С. Мурыгин пришел становиться на учет, в военкомате удивились, что он с оружием. Но, увидев разрешение, успокоились.
За ратную службу Станислав Арсеньевич награжден медалями «За победу над Германией», Жукова, орденом Отечественной войны II степени. Он также удостоен медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Кино – величайшее из искусств

Станислава с малых лет привлекала работа киномеханика. Еще в школьные годы он активно занимался фотографией и после окончания войны решил осуществить свою мечту.
В марте 1946 года по направлению Управления кинофикации при Совете Министров Башкирской АССР поехал учиться на курсы киномехаников при Загорском кинотехникуме Московской области. Окончив курсы, Станислав вернулся в Туймазы и стал работать в местном кинотеатре киномехаником, затем - кинотехником. Позже его перевели в Янаул, где он проработал до 1962 года и дослужился до директоров киносети Янаульского района. В его бытность в Янауле был построен кинотеатр «Дружба», который верой и правдой служит янаульцам по сей день. Также Станислав Арсеньевич курировал строительство кинотеатра «Маяк» в строящемся Нефтекамске. Когда он решился переехать в наш город окончательно, руководство Янаульского района долго не отпускало умелого организатора и добросовестного работника.
В бытность Станислава Мурыгина директором киносети в Нефтекамске друг за другом были построены три кинотеатра: кроме «Маяка», это «Комета» и «Октябрь». Кроме того, функционировали три летних детских кинотеатра: списанный самолет Ил-14, преобразованный в кинотеатр «Сокол» в городском парке, и два автобуса, которым дали названия «Малыш» и «Колобок». Это и неудивительно: город постепенно рос, создавались семьи, рождались дети, а походы в кино в те времена были популярны. Не всегда удавалось купить билеты на нужный сеанс, за ними приходилось простаивать в многочасовых очередях.
Шли годы. Киносеть под руководством С. Мурыгина активно развивалась, считалась лучшей в республике, а в 1973 году предприятие стало участником Выставки достижений народного хозяйства СССР в Москве. В город приезжали перенимать опыт со всех концов республики и страны - директора киносетей, технические руководители, художники. Развитие кинодела в Нефтекамске хорошо отражено в альбоме, который был представлен на ВДНХ. Теперь этот альбом является одним из самых ценных экспонатов городского краеведческого музея.
Правительство достойно оценило заслуги и плодотворную работу Станислава Арсеньевича. За достигнутые успехи ему присвоены почетные звания «Заслуженный работник культуры Башкирской АССР», «Заслуженный работник культуры РСФСР». Он награжден многочисленными грамотами и ценными подарками Государственного комитета по кинематографии, знаком «Отличник кинематографии СССР».
В 1989 году С. Мурыгин вышел на пенсию. Но даже будучи на заслуженном отдыхе, он старался быть полезным людям: делился своими знаниями с молодежью, был частым гостем у школьников. С воодушевлением ветеран воспринял строительство на месте кинотеатра «Маяк» нового архитектурного сооружения. Особо понравилось ему, что решили сохранить прежнее название, но сожалел, что не предусмотрели кинозал хотя бы на 200 мест.
Со своей супругой Еленой Павловной Мурыгины воспитали двоих сыновей. Правда, по стопам отца никто не пошел. Но главное, они выросли порядочными, нужными обществу людьми.
Читайте нас в