-10 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
События и факты
28 Ноября 2019, 16:00

В Нефтекамске прошла презентация технологических решений для ПТК «Камбарка»

Как мы уже сообщали, 21 ноября в историко-краеведческом музее Нефтекамска прошла презентация технологических решений для ПТК «Камбарка», на которую были приглашены руководители городских предприятий и учреждений, связанных с экологическими вопросами, а также депутаты и представители общественности.

Глава администрации Нефтекамска Ратмир Мавлиев, предваряя выступление гостей, пояснил, что руководство и жители города хотели бы получать информацию о ПТК «Камбарка», что называется, из первых уст: «Одним из наших шагов стало то, что мы направили почетного гражданина нашего города Игоря Лима в составе делегации в Вену, чтобы посмотреть, как реализуется подобная практика в мире в целом, а сегодня мы хотели бы услышать от вас, что это за технологические решения, которые планируются к реализации, насколько они безопасны».


Кирилл Шелученко рассказал о том,
какие технологические решения предлагается применить на ПТК «Камбарка».
Фото: Руслан Никонов, «КЗ».

Руководитель проектного офиса «Проектирование ПТК и ЛНЭУ» Кирилл Шелученко поблагодарил главу администрации за приглашение и за возможность провести презентацию технических решений:
- Мы с удовольствием вам расскажем, что будет реализовано на ПТК «Камбарка».
Основные преимущества в том, что сохраняется вся инфраструктура, которая существовала на объекте уничтожения химического оружия. Мы введем туда новые технологии, новые технические решения для переработки отходов 1, 2 классов опасности.
Как вы знаете, у нас запланировано 4 производственно-технических комплекса на местах объектов уничтожения химического оружия - это Камбарка (Удмуртия), Марадыково (Кировская область), Горный (Саратовская область) и Щучий (Курганская область). На всех четырех ПТК будут реализованы одинаковые технологии для переработки отходов. Здесь будут перерабатываться 350 видов отходов, которые мы разбили соответственно по технологическим отходам при переработке. Это неорганические вещества - отходы от металлургической, перерабатывающей, электронной промышленности; ртутьсодержащие отходы и органические горючие отходы.
У нас в каталоге отходов 1 и 2 классов опасности 444 вида отхода, на ПТК – 350, спросите, а где остальные? «Росатомом» будут построены с нуля 3 производственно-технических комплекса для переработки остальных опасных отходов. Таким образом, все отходы 1 и 2 классов мы закроем.
Какова концепция самого производства и выбора технологий? Первое, конечно, - безопасность. Объект безопасен для окружающей среды. На объекте не должно быть никаких вредных выбросов. На объекте не должно быть сточных вод. Второе - эффективность. Энергоэффективность, возвращение в оборот энергоносителя - того же пара от котла-утилизатора, печки, которая будет нами использоваться для обогрева самого ПТК. Третье - ресурсосбережение: мы будем получать разные виды отходов, которые при смешении будут нейтрализовать друг друга – кислые и щелочные. После подготовки мы будем получать безопасные соли, которые будут возвращаться в хозяйственный оборот. Это цель создания ПТК: все, что должно быть переработано, будет переработано. Если в отходах есть ценные компоненты, они должны быть извлечены, очищены и возвращены в хозяйственный оборот страны.
Так какие же технологии мы собираемся применять? Мы разделили их на три блока. Первый блок – это физико-химические методы, автором этой технологии является российский химико-технологический университет имени Д.И.Менделеева, который является научным центром, генерирующим идеи для многих отраслей.
Чем интересна технология? Все технологические ветки физико-химической технологии отличаются своей безопасностью. Все реакции ведутся при комнатной температуре, у нас нет высокой температуры в реакторах. Все процессы ведутся при атмосферном давлении. Это говорит о том, что у нас не может быть никакого взрыва – неоткуда взяться. На выходе получаются вещества пригодные для использования в народном хозяйстве. И в агрокомплексе, и в химическом комплексе.
Для переработки ртутьсодержащих отходов мы выбрали шведскую технологию компании «Энергосистем». Это самая современная, самая чистая технология. Стекло от ламп не содержит ртути. Стекло как стеклобой возвращается в хозяйственный оборот без дополнительной обработки. Сердце этой технологии – это дистилятор. То есть пары ртути под нагревом собираются, охлаждаются и, вы не поверите, получается ртуть качества Р-0. Р-0 – это чистая ртуть без примесей. Стоит дорого. В настоящий момент в России пока могут извлечь из отходов только Р-1. У нас будет извлекаться Р-0. И опять же возвращаться в оборот.
Что касается установки термообезвреживания отходов, то здесь ничего нового нет. Они стоят по всему миру, в центре больших городов Европы, ваша делегация была в Вене, видела в центре города эту установку. Но, что важно, мы попросили немецкую компанию спроектировать эту установку специально для нашего ПТК под все виды отходов, которые могут попасть к нам на переработку. И они постарались. Обеспечена безопасность прежде всего высокой температурой. Печь удовлетворяет полностью Стокгольмскому протоколу о СОЗ.
На следующем слайде представлена система газоочистки, где на каждом этапе отходящие газы подвергаются какой-либо из степеней очистки. Любые выбросы в атмосферу просто исключены. И на выходе из этой установки мы также получаем товарный продукт – пересыпной материал для инертного изолирующего слоя для полигонов ТБО. Как вы знаете, каждые 2 метра мусора, насыпанного на полигонах ТБО, должно быть пересыпано по крайней мере 30-40 сантиметровым слоем грунта для того, чтобы у нас не загорались свалки. Так вот этот пересыпной материал вполне годится для этой цели.
Теперь что касается контроля безопасности производства. Мы положили за основу контроля безопасности те принципы, которые были заложены нашими учителями, возводившими эти объекты и удостоенными премии за лучший производственно-экологический контроль. По 149 параметрам будет производиться мониторинг, сброс сточных производственных вод у нас исключен в принципе. Вся вода, в том числе и ливневая, будет собираться, очищаться и возвращаться в технологический оборот. Влияние выбросов у нас менее семи сотых ПДК, и основной вклад в это будут вносить двигатели внутреннего сгорания того транспорта, который будет передвигаться по объекту и перевозить наши инерты и реагенты.
Ну и предвосхищая вопросы о захоронении – у нас не будет захоронений. И радиоактивных отходов у нас не будет. У нас технологии не предназначены для обработки, переработки, хранения и операций с радиоактивными отходами. Больше того, у нас будет входной контроль. К примеру, какой-то завод везет грузовик со своим отходом, как только он попадает к нам на объект, его мониторят на радиацию. Нет радиации – проезжает дальше. Отбираем пробу, сверяем с паспортом отходов. Если у него написано, что это хромсодержащий отход, а мы там находим еще и ртуть, мы начинаем с ним переговоры – либо он исправляется и больше так никогда не делает, либо он будет наказан. Для этого создается федеральная схема по обращению с отходами первого, второго классов опасности, где будет прописана нормативная, законодательная база по обращению с такими отходами.
Более подробно о переработке ртутьсодержащих отходов рассказал руководитель проекта проектного офиса «Проектирование ПТК и ЛНЭУ» ФГУП «РосРАО» Константин Иванов:
- Особенностью данного вида отходов является то, что они токсичны и относятся к первому классу опасности, смешение с другими видами отходов запрещено, захоронение запрещено также. В этой связи возникла необходимость создания производственного участка для переработки ртутьсодержащих отходов. Как уже здесь говорили, к ртутьсодержащим отходам относятся отходы, непосредственно образующиеся при производстве, потому что ртуть очень широко используется в российском производстве в процессах в качестве катализатора. Там же на производстве используются абсорбенты, адсорбенты, которые поглощают ртуть, и образуется значительное количество отходов, которые либо накапливаются на предприятиях, либо частично перерабатываются. Также большее количество ртутьсодержащих отходов образуются непосредственно в быту – это всем вам известные люминесцентные лампы, энергосберегающие лампы, различные электро-технические изделия, приборы. Зачастую эти лампы отправляются на свалку, откуда ртуть поступает непосредственно в окружающую среду, отравляя ее и переходя в наш организм.
Учитывая, что данное производство создается, необходимо было выбрать надежные, проверенные технологии. Проведенный анализ показал, что в настоящее время для целей утилизации, обезвреживания ртутьсодержащих отходов в большей степени применяется два подхода. Это подход, основанный на выделении ртути из отходов, и подход, основанный на иммобилизации ртути в отходы. Но подходы иммобилизации используются меньше, потому что хотя они и более дешевые, но приводят к образованию большой массы отходов, которые подлежат захоронению, что в принципе не может быть реализовано у нас, потому что наша цель – не образовывать таких отходов. Наша цель – ртуть извлечь, а образовавшуюся матрицу в дальнейшем использовать в народном хозяйстве.
И лучше всего для этих целей подходят комплексные технологии, которые используются шведской компанией MRT SYSTEM АB. Данная компания присутствует на рынке более 40 лет. Ею произведено более 300 таких комплексов, которые используются во многих странах мира. Поэтому было принято решение использовать на ПТК комплексно-модульную установку по утилизации и термическому обезвреживанию ртутьсодержащих отходов, предлагаемую шведской компанией, либо технологии с показателями не хуже.
Затем К.Н.Иванов подробно рассказал о самой технологии. По его словам, данный комплекс может переработать 1,4 тысячи тонн ртутьсодержащих отходов в год при полной загрузке и работе в 3 смены. При этом получается 1,3 тысячи тонн стекла, 86 тонн люминофора, 28 тонн металла и в общей сложности может быть выделено до 300 килограмм ртути.
Своими мнением и впечатлениями поделились почетный гражданин города Нефтекамска Игорь Лим и координатор рабочей группы при Общественной палате УР по вопросу перепрофилирования объекта Сергей Пермяков, побывавшие на заводе по переработке отходов в Австрии. Поскольку Игорь Николаевич уже делился своими впечатлениями от этой поездки с читателями нашей газеты («Взгляд на переработку отходов» - газета «Красное знамя» №125 от 26 октября), подробно на этом останавливаться не буду.
Презентация проходила в форме дискуссии, поэтому у присутствующих была возможность задать все интересующие вопросы и высказать свои предложения. Людей интересовала экологическая безопасность и то, какие средства планируется потратить на заявленные высокие технологии. Представители «РосРАО» заявили, что помимо федеральных средств, выделенных на перепрофилирование завода, для обеспечения создания безопасных технологий и функционирования завода будут привлекаться средства инвесторов. Ответили они и на вопросы, касающиеся отсутствия сточных вод при имеющихся жидких отходах, а также обеспечения безопасности водоохранной зоны Нефтекамского водозабора, заверив, что поскольку никаких сточных вод и выбросов данными технологиями не предусмотрено, то ни воде, ни почве, ни воздуху ничего не угрожает.
Думается, интересным будет узнать нашим читателям и мнение нашего земляка, участника строительства российских заводов по утилизации химических отходов, ныне преподавателя ОБЖ лицея №1 полковника запаса Юрия Кравцова, который выступил с рядом предложений:
- Последние годы своей службы, начиная с 1992 года, я работал в системе хранения и уничтожения химического оружия, в том числе в Горном и Камбарке. Поэтому не понаслышке знаю проблемы Камбарки, в том числе и воды. Когда рассматривался первый проект организации терминала в Камбарке, город Нефтекамск и его окрестности вообще не учитывались, потому что существовали определенные санитарные нормы, на которые ориентировались проектировщики, и наш водозабор, о котором сейчас говорим, там не фигурировал. Но я хотел бы сразу сделать предложение и главе нашей администрации, и проектировщикам: предусмотреть на стадии проектирования проведение в Нефтекамске нулевого мониторинга состояния грунтовых вод, состояния водоисточников (для нас водоисточник – река Кама). Когда проводили исследования по Камбарке, из Камы брали только донные отложения и только в районе Камбарки. На Нефтекамск это не распространялось. Но ведь у нас Кама идет сверху, от Камбарки к нам. Поэтому озабоченность людей понятна. Следующее предложение – предусмотреть экомониторинг хотя бы 4 раза в год, чтобы те, кто будет контролировать зону вокруг завода, брали пробы и здесь. Я сомневаюсь, что здесь появятся те загрязнители, которые будут непосредственно на ПТК. Но чтобы вопросов и сомнений не было – проводить мониторинг с публичным опубликованием результатов в местной газете. Чтобы люди видели и знали – что происходит. Это небольшие деньги. Особенно когда вопрос касается спокойствия и здоровья людей.
В Камбарке в 1992 году московский институт микробиологии проводил мониторинг состояния здоровья населения Камбарки и не выявил связи между заболеваниями и объектом хранения. Мало того, допустили на объект хранения ученых Удмуртии, которые брали пробы непосредственно на самом объекте хранения и выявили удивительную вещь: на территориях зоны хранения и самого объекта было аномально низкое содержание мышьяка и его соединений, в отличие от самой Камбарки. То есть в месте хранения мышьяксодержащих отравляющих веществ содержание мышьяка в почве и в воде было гораздо ниже, чем в самом городе.
Очень хорошо, что вопросами отходов первого, второго классов опасности будут заниматься государственные корпорации, причем именно «Росатом». Сегодня мы в лидерах в мире по переработке радиоактивных отходов, и этим занимается «Росатом». Лучше них никто не сделает. Могу сказать, что за все время работы заводов по уничтожению химоружия ни на одном объекте не произошло ни одного случая отравления человека или нештатных ситуаций с выбросом этих веществ. Очень отрадно то, что при создании этих объектов используется те системы безопасности, которые обеспечивали безопасность производства в процессе уничтожения химического оружия, они себя оправдали.
Читайте нас в