-18 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
Зарисовка
27 Января 2020, 19:30

Зов предков

С малых лет мне нравился перестук вагонных колёс, заставляющий учащённо биться сердце и испытывать радостно-волнующие чувства, ведь я ехала вместе с родителями навстречу новым впечатлениям.

Но в этот раз в скоростной поезд я, четырнадцатилетняя девчонка, села одна. Мысль совершить дерзкий поступок - сбежать из дому, которая пришла мне в голову тем ранним утром, не давала мне покоя и в вагоне поезда. Виной случившемуся, как я считала тогда, было моё состояние безысходности и обречённости своего положения. Совершая этот поступок, я ещё не понимала, что убегаю не от родителей, а от самой себя. Взбалмошная, упрямая девчонка, доставляющая ещё совсем недавно массу хлопот, теперь я, испытывая страх и сомнения, ехала практически в никуда, в незнакомую деревушку, о которой слышала только от отца, уроженца тех мест. Там жила его родственница – тётя Маруся, о которой родители вспоминали очень тепло. Не знаю, почему я поехала именно туда, ведь у меня были и другие варианты. Возможно, это был зов моих предков, почувствовавших мою боль. Я ещё не осознавала эгоистичности своего поступка, думала только о себе. Позже я пойму, что стояла на распутье своего взросления. Я не была уже ребёнком, но ещё не стала взрослой. Я утомляла своих родителей, учителей. Из-за моей вспыльчивости и раздражительности редели ряды друзей. Я не нравилась и самой себе. Высокая, худющая девчонка со стёртой внешностью и высоким лбом, не подающая никаких надежд. Мне так хотелось стать другой! Чтоб меня понимали, считались с моим мнением. Казалось, у меня не было выхода, если только уехать от всех, чтобы им всем было лучше без меня.
В этот раз стук вагонных колёс вселял в меня страх, держал в напряжении от той неизвестности, что меня ждёт. Как примет меня, беглянку, наша родственница? Сойдя с поезда, я расспросила встречного прохожего о том, как попасть в деревню. Каково же было моё удивление, когда вместо шумной улочки с бегающей детворой и живностью, я увидела всего восемь домиков старой постройки. На двух из них были заколочены крест-накрест окна и двери, к остальным – вели узенькие тропинки. Похоже, в них ещё теплилась чья-то жизнь.
Здесь витал запах старины. Казалось, что замерло время. И не было ничего, что говорило бы о цивилизации.
Я стояла, охваченная волнением, как вдруг неожиданно мягкий женский голос за спиной заставил меня обернуться: «К нам гостья пожаловала?». Оказалось, что эта грубоватая на вид женщина и есть моя тётушка Маруся. Узнав, что я дочь Ивана, крепко обняла меня.
В её жилище было чисто и очень простенько. Нехитрая кухонная утварь и каждая вещь в доме имели своё место. Дом отапливался русской печью. Время было обеденное, и я за столом поведала тётушке о своих метаниях и терзаниях, мучавших меня. Она внимательно слушала, отодвинув свою тарелку со щами.
Выслушав, твёрдо произнесла: «Я и сама в твои годы была ой какой бедовой дивчиной, но это уже в прошлом, милая. И у тебя всё наладится. Погости пока у меня». И тут же она приняла решение сходить в ближний поселок и отбить моим телеграмму, чтоб не переживали за меня.
- Негоже ты, Дарья, поступила, - лишь сказала мне тётушка.
...Довольные, мы вернулись уже в сумерках. Нас встречали у ворот её соседки. «А вот и мы, старые отшельницы, пришли на гостью посмотреть да и себя показать», - сказали женщины, да так ладно и складно, что вызвали у меня улыбку на устах.
Усевшись рядком на длинной скамейке, они достали свои шерстяные клубки и спицы. Их пальцы работали быстро и ловко. Одна из них запела, песню подхватили другие. Песни о далёкой молодости, любви к своей земле лились протяжно и проникновенно, захватывая у меня дух и вызывая восхищение. Проходили дни, я познавали их жизнь.
- Мы здесь прожили всю отпущенную нам жизнь, здесь и отойдём к своим предкам. Годков-то нам уже много. Более молодые переехали кто куда, уговаривали и нас, но уж нет, доживать будем здесь, - делилась со мной тётя Маруся.
Отшельницы жили в ладу между собой, делились всем, что у них есть. Они умели радоваться жизни, успев вкусить все её горести и печали. Прожив с ними целых две недели, я не могла оставаться такой, какой была прежде…
Настал день, когда я уезжала от них, почувствовав, что скучаю по тем людям, которых недавно оставила. Находясь вдали от них, я смогла взглянуть на свою прежнюю жизнь со стороны, оценить свои промахи и ошибки. Ехала домой счастливая, как когда-то раньше, прислушиваясь к перестуку вагонных колёс...
Читайте нас в