+23 °С
Ясно
ВКTlgrmDZENОК
Все новости
Зарисовка
10 Февраля 2020, 14:36

Доброта и любовь

История эта произошла в далёкие довоенные годы, когда не было в домах изобилия, а в душах людей жила доброта.

В тот вечер шестеро детей остались дома одни, без взрослых. Дело это в деревне неудивительное. Бабушку и маму с папой соседи пригласили в гости – отмечать праздник Первое мая. Мама как раз к этому великому празднику закончила все стены извёсткой белить, полы скоблить. Дом сиял чистотой и свежестью.
- Не балуйтесь, – сказала мама перед самым выходом на улицу и на детей внимательно посмотрела.
- Не будем, – успокоили дети маму. Родители переглянулись, бабушка улыбнулась, и отправились они в гости.
Но, как только за взрослыми закрылась дверь, Рамиль – самый старший из детей, подхватил лампочку, снял её с крючка, что в центре комнаты, и перевесил поближе к печке.
Свет лампы теперь очень хорошо освещал белый бок печки. Рамиль сцепил пальцы обеих рук: мизинец за мизинец, указательный за указательный, оттопырил остальные пальцы, пошевелил ими, поднес к стене – и, о чудо! – на стене появился зайчик. Зайчик задорно шевелил лапками и смешно дёргал длинными ушами.
- А я гуся умею показывать! – крикнула Лида, сложила кулачок щепотью и откуда ни возьмись на стене появился важный гусак.
Малыши от радости завизжали, захлопали в ладоши. А маленькая Зуля подбежала к старшим, тоже давай пальчики складывать, да не получается! Старается, старается малышка, да опять не выходит! И вдруг так деловито Зуля сообщила:
- А я могу ваш портрет нарисовать. Прямо сейчас.
Лида и Рамиль даже замерли от неожиданности. А Зуля подскочила к печке, схватила уголёк, и – обратно к стене, быстро-быстро тень брата обвела, и Лиде говорит:
- И тебя могу нарисовать! – и одним движением Лидину тень на белом печном боку чёрным углём обвела.
Лида и глазом моргнуть не успела, а на белой стене и впрямь портреты появились!
- Ух, ты! Здорово как!
Тут на детей азарт напал. Теперь уже все шестеро с углём в руках бегали. Даже десятимесячному Факилу уголь достался. Он на полу рисовал. Стали ходить по всему дому, на всех стенах себя рисовать! Портреты выходят ужасно смешные! То нос длиннющий, как у Буратино, то ноги кривые, как у лешего, то вовсе снежная баба получается!
Все в угле перемазались. Носы, щёки, руки, ноги, платья – всё в саже. Рисуют дети, хохочут!
Сколько они рисовали – никто не знает: время за интересным занятием летит быстрее птицы. Нарисовались дети от души, устали. Забрались все вместе на кровать: отдыхать да картинами любоваться. Там и уснули.
Утром Лида первой из детей проснулась. Глаза приоткрыла. Стены белые красивые, чёрными угольными портретами украшены.
Посреди комнаты отец стоит, рисунки рассматривает.
- А это чья работа? – папа склонил голову к плечу, прищурился.
Девочка натянула одеяло до самых глаз и затаилась – что-то сейчас будет…
А вокруг отцовских глаз разбежались веером морщинки. Потом и нос наморщился, и брови начали взбираться вверх по высокому лбу. «Папе понравилось!» – догадалась смышленая Лида. Тут же соскочила на пол – ноги сами чуть не в пляс пустились!
А папа засмеялся и говорит:
– Попробую-ка я угадать! – подошел к печке, радостно воскликнул. – Это Зуля рисовала! А это Римма! Ну а это, конечно, Рамиль! – глянул на приплясывающую от нетерпения Лиду. – А это твой рисунок! Правильно?
- Угадал! Угадал! – радостно закричала Лида и закружилась по комнате. Тут и младшие проснулись, запрыгали, запищали. Бегают вокруг отца по дому, смеются – настоящий праздник начался!
А папа остальные рисунки на бревенчатых стенах рассматривает, и громко-громко, так чтобы всем было слышно, детей нахваливает:
- Юля! Факил-малыш, и ты – художник!
Хохот даже на улице был слышен! Мама с бабушкой вместе со всеми веселилась.
В этот же день, ближе к вечеру, отец неизвестно откуда принёс домой целую пачку настоящих тетрадей и цветные карандаши в коробках. Раздал каждому из шестерых со словами:
- Вот вам, художники, тетрадки и карандаши. Рисуйте на здоровье!
Рисовали теперь дети в тетрадках цветными карандашами, а стены, печку и даже потолок все вместе заново белили. И полы заново скоблили. Тоже все вместе. Весело было!
А рисунки, сделанные чёрным углём, и через четыре слоя белой известки всё равно виднелись, глаз радовали.
Вот какая она бывает – настоящая доброта и любовь.
Читайте нас: