-14 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
Зарисовка
24 Июня 2020, 12:35

По тропе Голицына с инструктором спецназа

Эта встреча произошла летом в Крыму, куда я вместе с тренером по футболу Леонидом Александровичем Жильцовым повёз детей – воспитанников футбольного клуба «Саманта», решив разнообразить для них каникулы.

В один из вечеров, ужиная в кафе на горе Клементьева, где расположен тренировочный центр для любителей парашютного спорта, мы познакомились с сержантом морской пехоты, базирующейся в Севастополе, Виталием Жигалко. Наверно, излишне говорить, как обрадовались знакомству с морпехом наши ребята. Тут же осыпали служивого вопросами, на которые сержант едва успевал отвечать.
Прощаясь, Виталий предложил нашей ватаге посетить Севастополь, пообещав экскурсию на корабль морского десанта. И при нас же позвонил командиру корабля. Но, к нашему общему огорчению, командир отказался принять нас на борту: «Обстановка не позволяет. На Украине не спокойно. Вот закончится противостояние, тогда даже прокачу!»
Невооруженным глазом было видно, как приуныли парни. Расстроился и наш новый приятель. Но через некоторое время он опять повеселел: «Не переживайте, мужики! Я ещё кое-что придумал». И вновь давай звонить.
- У меня коллега-морпех сейчас в Новом Свете (населённый пункт на берегу моря возле Судака – прим. авт.), – пояснил Виталий, – он вам такую экскурсию организует, что век не забудете!
Уже через несколько минут мы с новым знакомым обговаривали детали предстоящей поездки.
...Автобус остановился у ворот военного санатория. Мы сразу же высыпали из него и подошли к охранникам. Объяснили, зачем приехали. Они позвонили кому-то, и вскоре к нам вышел человек в кепи и форме песочного цвета с погонами старшего прапорщика. Увидев его, мы оцепенели. Перед нами стояла хрупкая на вид женщина небольшого роста.
- Удивлены? – с нескрываемым сарказмом произнесла она. – Да, такая вот я, – и тут же неожиданно по-военному отчеканила, – сейчас мы пойдём покорять гору Коба-Кая!
После столь неожиданного перехода, улыбнувшись, словно извиняясь, мягко добавила:
- А теперь давайте знакомиться. Меня зовут Снежана Сергеевна Воропаева, – и, оглядев нас с ног до головы, скомандовала, – все за мной! Вы, я вижу, совсем не готовы идти в горы. Одеты кто во что горазд. А дело нас ждёт серьёзное. Оно требует основательной подготовки. Сейчас получите нормальную обувь! Двинемся же мы по тропе третьей сложности. Я приведу вас в райское место – к Царскому пляжу!
- А правда, что по этой тропе ходит спецназ? – поинтересовался один из наших парней.
- Скажем так, это тропа легкая, скорее, прогулочная. Украинский спецназ, в котором я служила, ходил по другим, более сложным, хотя и эту не забывал.
Видя, что после услышанного ребята слегка приуныли, Снежана Сергеевна улыбнулась и попыталась утешить их:
- Ладно, пацаны, только нос не вешать! Хватит на ваш век трудных троп. А для первого раза и эта неслабой покажется. Недостаток трудностей вполне компенсируется познавательностью экскурсии и красотой пейзажа! Честно говоря, времени маловато, и мы по другой тропе просто не успеем пройти. Ну ничего, надеюсь, не в последний раз на земле видимся!
Охранники закрыли за нами ворота, и мы оказались на территории военной здравницы. Ведя нас, Снежана Воропаева рассказала историю её возникновения в этих местах:
- В 1924 году здесь был организован санаторий для военных, так как многие красные командиры, участвовавшие в боях с интервентами и белогвардейцами, нуждались в серьёзном лечении и реабилитации. Согласитесь, лучшего места, чтобы сил набраться и здоровье поправить, не найдёшь. Сам воздух, кажется, лечит. Во время Великой Отечественной войны тут располагался румынский кавалерийский полк…
Снежана Сергеевна рассказывала увлекательно, называя даты, имена, описывая так, словно сама всё видела. Ребята слушали с интересом, задавая множество вопросов.
- А правда, что здесь Будённый был?
- Возможно. Говорят, что и Фрунзе, и Тухачевский бывали, Дмитрий Ульянов, брат Ленина, по делам сюда наведывался. После распада СССР Крым отошёл к Украине, но здравница с тех пор мало внешне изменилась, ведь все деньги отовсюду в Киев шли, а назад редко возвращались…
Переодевшись, мы сели в автобус и через 10 минут были в Новом Свете, откуда Снежана Сергеевна и повела нас по тропе Голицына.
Вход на тропу был платный – сто рублей. Собранные деньги идут, как пояснила наш гид-доброволец, на зарплату рабочим, «ремонтирующим маршрут». Но нас пропустили бесплатно: «В честь воссоединения с Россией!».
Тропа, вырубленная людскими руками, начинается у моря и уходит наверх. Поворот, ещё один, и уже с высоты открывается поразительная красота Зелёной бухты. Ветер гонит волны, белые барашки бегут по их гребням, нагоняя друг друга. Навстречу волнам, словно разрезая их ножом, мчится белый катер. Смотришь вниз – и ощущение, как в детстве, когда залезешь на дерево, а слезть страшно. Сама тропинка то сужается, то расширяется. Чувствуешь себя порой, как гимнаст под куполом цирка. Внизу пропасть, аж страшно смотреть, а наверху – вершина, упирающаяся в небосвод.
Со смотровой площадки открывается прекрасная панорама. Снежана Сергеевна рассказывает, как вгрызались в камень турецкие рабочие, прокладывающие тропу по приказу князя Голицына к приезду российского царя Николая II в 1912 году. Многие срывались и падали в море. А ещё по этой тропе рабочие носили в грот для хранения вина и шампанское.
Вскоре мы увидели и сам грот. В жару оказаться внутри него было более чем приятно. Полки, когда-то уставленные дорогими напитками, пустовали. Но говорят, что винотека сохранена и находится на заводе шампанских вин, который основал Голицын в 1878 году.
Внутри грота вдруг обнаруживаешь, что твой голос звучит совсем не так, как за его пределами. Акустика великолепная. Видимо, не случайно Голицын устраивал здесь концерты. Рассказывают, что сам Шаляпин пел в этом гроте. Кстати, второе его название – Шаляпинский.
Слушая завораживающие истории и легенды, я представлял, как зажигается огромная восковая люстра под сводами грота, как чинно восседают за столиками дамы в пышных вечерних платьях, господа во фраках и цилиндрах. На столах – вазы с фруктами и шампанское. Все восторженно слушают знаменитого певца.
От сладостных грёз меня отвлёк какой-то шум. Огляделся – дети бросают в колодец посередине грота мелочь.
Подошёл ближе, заглянул в колодец. Воды мало, зато дно усыпано современными монетами. Нетрудно представить, глядя на всю эту мелочь, сколько тут людей было и хочет обязательно вернуться сюда.
В какой-то момент меня вдруг осеняет: «А не здесь ли снимали приключенческий боевик «Пираты ХХ века»?! Спрашиваю у Снежаны Сергеевны. Она кивает. И я понимаю, почему с первой минуты нахождения здесь это место показалось мне таким знакомым.
Ещё раз внимательно осматриваю грот, его своды. От восхищения даже пот прошибает. Многотонная лава, выдавленная миллионы лет назад вулканом из недр земли, вдруг остановилась от набегающей холодной волны моря и застыла. Словно видишь, как всё это было. Прошли сотни тысячелетий. Тут появились люди. В средние века здесь размещался Пещерский монастырь.
В 1927 году в этих местах произошло землетрясение, тропа частично разрушена, а в гроте с потолка упала многотонная глыба. Понадобились многие годы, чтобы восстановить тропу, а глыба так и осталась лежать на прежнем месте.
Насладившись гротом и мысленно побывав сразу в нескольких эрах и эпохах, мы отправились к Царскому пляжу. Опять подъём под изнуряющими лучами солнца, опять страх, сводящий ноги. Мы идём на высоте 30-50 метров над уровнем моря. Уже прошли три километра. Пот течёт градом, неимоверно хочется пить. Но никто не жалуется, все молча терпят жажду. Жаль, никто не прихватил с собой воду. В этот момент, вижу, все осознают, что без подготовки в горы ходить нельзя.
Наше мужественное страдание и терпение замечает и, видимо, по достоинству оценивает Снежана Сергеевна. Она советует: «Кто хочет пить, сорвите с куста можжевельника пару зелёных ягодок и положите под язык. Сначала почувствуете спе-цифический вкус, но потом жажда исчезнет».
Пробуем, так и есть. Желание пить пропало.
Наконец-то мы вышли на скалистое плато. Это мыс Капчик, напоминающий издали доисторического ящера. Немного передохнув здесь, начинаем спуск к Царскому пляжу. Нечего и говорить, как мы обрадовались выходу к морю. Все бросились в воду, в которой когда-то плавал сам самодержец. А Снежана незаметно отошла за огромный валун и закурила.
- Вы не хотите искупаться в такую жару? – спросил я.
- Нет, я не купаюсь на людях, слишком ран на теле много и татуировок. Согласитесь, они не красят женщину.
В завершение экскурсии мы зашли перекусить в настоящую советскую столовую, где сохранились со времён СССР и красное знамя с изображением Ленина, и грамоты ударникам общепита, и многие другие предметы той уже далёкой эпохи, когда можно было шикарно пообедать всего за пятьдесят копеек.
За столом я предложил Снежане выпить вина за успешное завершение похода «по тропе спецназа» и воссоединение Крыма с Россией. Она отказалась, признавшись, что не пьёт с 2006 года, а до этого любила «злоупотребить по поводу и без». Я не стал лезть в душу. У каждого своя жизнь, своя история.
И тогда я пообещал ей, что расскажу о ней, об этой необыкновенной женщине, с которой на какой-то миг свела меня судьба. Это будет интереснейшая история о девушке из Тверской области, выросшей в многодетной семье и мечтавшей заниматься настоящем мужским делом. О том, как она служила в украинской армии, а когда возник конфликт между братьями-славянами, перешла в армию российскую, потому что «русские люди должны быть вместе, когда стране трудно»…
Не успел. Недавно позвонил Виталий Жигалко и сообщил прискорбную весть: Снежана умерла…
Читайте нас в