-14 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
Зарисовка
17 Августа 2020, 17:45

Новая подружка

(Отрывок из книги «Когда наша мама была маленькой»)Вчера мать в колхозном амбаре, куда ходила веять зерно, услышала новость: в лавку привезли ситец. Надо с вечера занять очередь, чтобы пораньше попасть в список на продажу. Тогда уж точно достанется хоть какой-то отрез.

Мать, усталая после работы, не могла идти на ночь к дверям сельпо. Да и Фаузия ещё маленькая, без мамы будет плакать. У брата свои дела с раннего утра: выгнать овечек, воды принести. Остаётся Райса.
Нищему собраться – только подпоясаться! Босиком, в чём была, девочка побежала на торговую площадь. Там уже собрались несколько девчонок и мальчишек, кто старше, кто помладше. Ребятишки развлекались как могли. Мальчишки бегали вперегонки и задирались. Девочки вели себя по-разному. Кто был знаком, перешёптывались. Незнакомые оглядывали друг друга и жались к бревенчатой стенке лавки.
Хорошенькая сероглазая девочка с хозяйским видом расхаживала рядом с ребятами. Райса поняла, что это дочь сторожихи магазина, тётки Ракиджи. Она молча рассматривала босые ноги Райсы. У самой незнакомки на ногах красовались видавшие виды маленькие тупоносые тапочки. Превосходство было явным.
Взрослые, которых тоже было достаточно, стояли поодаль, негромко беседуя о своём. Прошло довольно много времени, и наконец пришёл толстый дядька, при виде которого все оживились и собрались вокруг него. Когда дошла очередь, дядька, послюнявив чернильный карандаш, написал на ладошке Райсы две цифры: 1 и 4. «Вот какие мы с матерью будем завтра в очереди», – подумала она, бережно сжав кулачок, словно до дома цифры могли куда-то исчезнуть.
Ребятня не расходилась. Заигравшись, дети не замечали, что на дома уже опускается тёплая летняя ночь. Дочка сторожихи опять прошлась между ними и громко сказала:
– Идите уже все домой!
Она встала напротив Райсы и, глядя ей прямо в глаза, произнесла:
– Эта девочка тоже пусть уходит!
На другой день, придя с матерью в лавку, Райса предъявила продавцу чумазую ладошку с еле различимыми цифрами. Они получили положенные два метра ситца. Пока мать переговаривалась со знакомыми, Райса и Фания – так звали вчерашнюю «хозяйку» очереди – уже успели стать закадычными подругами.
– Вот тут я живу, приходи ко мне! Поиграем, – сказала Райсе новая приятельница. - У меня знаешь, какие красивые тэтэй (в переводе с татаркого языка – «игрушки» – прим. авт.) есть!
При любом удобном случае теперь Райса прибегала в маленькую комнатку при лавке, где жили тётка Ракиджа с дочкой и сыном. Отца у них не было, расспрашивать о нём Райсе не приходило в голову. Мало ли одиноких женщин в тридцатые годы растили детей без мужа! Ракиджа была работящей, чистоплотной, поэтому её на работе ценили. При магазинчике она всегда имела какое-нибудь небольшое подспорье: то селёдку нетоварного вида, то маленький кусок ткани, который словно специально на платьишко для Фании рассчитан. Кроме лавки, она ещё охраняла и убирала контору сельпо.
Комнатка, где жила эта маленькая семья, была, собственно, отгороженным от помещения сельпо закутком. Общая печь почти целиком стояла на стороне семейной, только большим широким боком обогревая контору. Ракиджа с утра протапливала её, готовя контору к приходу служащих. Поэтому в их комнате всегда было тепло. Райса с радостью приходила сюда ещё и потому, что запечье было полностью детским. Ребята сушили тут обувь, забирались на маленький верх и играли в тепле. В татарских деревнях печи не имели такой большой лежанки, как традиционные русские, но ребятне хватало места на укромном запечье. Залезут подружки туда, еле втиснувшись вдвоём, и сидят, без умолку говорят обо всём на свете, и слова не кончаются!
Вот тётка Ракиджа позвала их к небольшому столу возле окна, чтобы покормить. Тут же с печной выемки тяжело спрыгнул старый чёрный кот, слепой на оба глаза. Он безошибочно шёл прямо под стол, как только слышал стук ложек и ребячье чавканье. Райса и Фания добродушно подкармливали кота кусочками хлеба и картошки. Иногда девчушки решали побаловаться и, сидя у окна, начинали громко причмокивать губами, как будто ели что-то горячее и вкусное. Кот неизменно шёл к ним, хотя не раз и не два уже маленькие озорницы оставляли его ни с чем. С тех пор и повелось у подруг любого незваного гостя называть слепым котом. А дружба девчонок будет крепкой – на всю жизнь.

Рисунки: Елена Аллаярова, "КЗ".

Читайте нас в