Все новости
Зарисовка
12 Марта , 11:35

Первая рыбалка

Утро. Приоткрываю глаза, поток солнечного света падает прямо на лицо, тихонько отодвигаюсь. В луче света плавают миллионы пылинок. На окне бьются мухи, улетают, возвращаются и опять бьются о стекло. Пылинки в луче света – это их работа. Такие маленькие, а подняли столько пыли!

Victoria_Borodinova https://pixabay.com/ru/users/victoria_borodinova-6314823/
Фото:Victoria_Borodinova / https://pixabay.com/ru/users/victoria_borodinova-6314823/

Потихоньку начинаю одеваться. Рубаха и штаны сшиты из обносков. Штаны без карманов и с лямкой – по этому поводу было пролито немало слёз, но на штанах ничего не прибавилось, пришлось смириться. На столе под полотенцем – стакан молока и кусок хлеба, опять без сахара. Клянчить сахар бесполезно, в доме никого нет. Бабуля в огороде. Крикнул ей, что я ушёл, выкатил велосипед на улицу. Лето закончилось, но погода стоит пока ещё летняя, я босиком и без фуражки – хорошо! Выехал к центру посёлка, никого не видно, нужно подождать, всё равно кто-то да появится. Из ворот детского дома показалась стайка ребят.

- Покатаемся?

- Конечно.

Порядок мой они знали – я садился на раму, они крутили педали. Детдомовским я не отказывал, знал, велосипеда у них нет, родителей тоже нет. Все прокатились до окраины посёлка и обратно, остался один – самый маленький, но он промолчал. Ребята пригласили меня на картошку. Это что-то интересное! Когда я подошёл, ведро с картошкой прикрыли травой, перевернули вверх дном, обложили хворостом и подожгли. Все сидели вокруг костра и ждали, когда картошка испечётся.

Страшно представить, но с того дня прошло шестьдесят восемь лет, а вспоминается, как будто было вчера… За школьным садом росло десятка полтора одичавших яблонь, под ним простирались полынь, крапива, репейник – пахло разнотравьем. Наверняка у каждого взрослого человека бывает такое, когда он оказывается за городом на полянке – навеянные запахом воспоминания уводят в детство, и на душе от этого становится радостно и тревожно. Радостно оттого, что вспомнилось детство, а тревожно оттого, что всё это было давно – как быстро пролетело время.

…Картошку опрокинули веером, чтобы быстрее остыла. Я успел схватить одну, обжигая руки, стал чистить. Вкуснотища! Но мало, а ребят много. Самого маленького звали Маратом, он подошёл ко мне и протянул картошку:

- Это тебе.

- Ладно… - опешил я, совсем не ожидая такого щедрого подарка.

- Завтра дашь прокатиться?

- Ладно.

Вот и день прошёл, летний хороший день, который запомнился на всю жизнь.

Утром, когда я приехал на велосипеде к воротам детского дома, Марат уже поджидал меня. Мирно беседуя, мы вышли за посёлок, и я дал ему велосипед. Он катался так же, как и я – под рамой. Сидя на холмике, я смотрел, как он самозабвенно крутил педали, и ждал, когда он накатается. Подъехал Марат весь потный, раскрасневшийся и очень довольный.

- Всё, накатался!

- Ладно, я поехал домой.

- А на рыбалку хочешь сходить?

- На рыбалку?!

Это было для меня что-то новое! Рыбачить я ещё не умел и плохо представлял, что это такое.

- Ну, так что, завтра сходим?

- Сходим.

- Утром так же приходи, как сегодня.

- Обязательно!

Я с нетерпением ждал назначенного времени, дома ничего не сказал, побоялся, вдруг не отпустят. И сегодня Марат уже поджидал меня. Поверх детдомовской одежды он надел пиджак и фуражку явно на три-пять размеров больше. «Значит, так нужно», - подумал я.

- Ну что, пошли?

- Пошли.

Вначале мы зашли в какой-то сарай, где в углу была свалена проросшая картошка. Он взял две картофелины. Тут же у сарая в куче мусора он выкопал несколько червяков, положил в спичечную коробку. Картошка и коробка поместились в карманах пиджака. У забора в кустах Марат выломал прутик.

- По улице не пойдём, кто-нибудь увяжется ещё.

По окраине мы вышли к речке. Остановились около небольшого омута. Из фуражки Марат вытащил крючок, сделанный из иголки, привязал обрывок нитки за крючок, а другой конец – за прутик. Сухой стебель от крапивы стал поплавком. Очередь дошла до червей, они упорно не хотели сидеть на крючке, всё время спадали. Тогда парнишка сделал ладони лодочкой, положил червя на ладонь, а другой стал хлопать.

- Сейчас оглушим его, чтобы он не сползал с крючка, жало ведь нет, крючок-то самодельный.

Мне всё было интересно, я всё это видел впервые. Впоследствии и у меня была такая же удочка. Поплевав на червя, Марат закинул удочку. Ждать пришлось недолго, поклёвка – и он выкинул рыбёшку на берег.

- Нормально. Ещё штуки три-четыре, и нам хватит.

Маленькие рыбки слетали с крючка, но Марат упорно вылавливал их снова и снова. Он хоть был и маленький, а опыт у него, видно, был уже большой.

- Когда бродяжничал, научили ребята, есть что-то ведь надо…

Поймав пять рыбёшек, Марат достал из пиджака обломок ножа и стал чистить рыбу, мне оставалось только смотреть. Затем он сходил в кусты и принёс консервную банку и два обломка кирпича. Зачерпнул воды, бросил туда рыбу и занялся картошкой. В этом огромном пиджаке нашлись и спички, и соль, завёрнутая в бумагу, и обломанная ложка. Мы сидели на корточках и терпеливо ждали, подкладывая дровишки. Вот и вода закипела.

- А теперь очередь за солью, вкусно будет.

Он попробовал, когда всё прогорело.

- Нормально, немного подождём, а то очень горячо.

И опять из пиджака он достал два куска хлеба, вот только ложка была одна, и мы хлебали по очереди. 

Я не помню, о чём я тогда думал, но наверняка это была самая вкусная уха на белом свете. Вторая наша рыбалка не состоялась: Марата отправили в другой детский дом, а вскоре и весь детский дом переехал в райцентр. Позже, бывая в районе с ребятами, я всякий раз заходил в детдом, но увидеть Марата не довелось. Жаль. Но эта рыбалка осталась в памяти на всю жизнь.

Село Касёво, 1953-1954 годы.

Автор:А.ИКРЯННИКОВ.
Читайте нас в