Все новости
Новости
22 Июня , 17:20

Борис Густов нашел могилу отца спустя 79 лет после его гибели

Бориса Михайловича Густова в Нефтекамске знают хорошо: он много лет возглавлял НГДУ «Арланнефть», неоднократно избирался депутатом городского Совета, депутатом Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, является заслуженным нефтяником РБ и РФ. Но мало кто знает, что много лет он занимался поисками своего отца, пропавшего без вести в далёком 1943 году.

Михаил Андреевич Густов.
Татьяна Никерова с мужем и детьми (на снимке слева) – у памятника погибшим солдатам на хуторе Корсунка, где вместе  с сотнями других солдат похоронен и её дед – Михаил Андреевич Густов. Таблички с именами погибших, восстановленными благодаря поисковикам, в скором времени будут установлены и на этой братской могиле.
Борис Густов.
На этом снимке земляки Густовы - родственники и однофамильцы - у обелиска,  который они воздвигли в своей деревне Старо-Дражжево Шаранского района. Слева направо: Владимир Иванович Густов, Борис Михайлович Густов, Виталий Павлович Густов, Геннадий Александрович Густов.
Михаил Андреевич Густов.

Последний раз Борис Михайлович видел отца в ноябре 1941 года, когда тому после ранения дали трехдневный отпуск. Воспоминание о той встрече у Бориса Густова, которому на тот момент было всего три года, очень короткое, но яркое: «Я сижу на завалинке и вдруг вижу: идёт солдат. Подошёл ко мне, обнял, а потом снял пилотку и надел мне на голову, а сам в дом зашёл. Моё детское сердечко переполняло счастье. Я в отцовской пилотке! Настоящей! Солдатской!».

А спустя два года в семью пришло извещение, что Густов Михаил Андреевич пропал без вести. Горевала вся деревня: Михаил Андреевич был уважаемым человеком в колхозе, отвечал за распределение лошадей и тракторов, был человеком ответственным и справедливым, к нему шли за советом. А тут такая беда! Как рассказывает дочь Бориса Михайловича и внучка пропавшего без вести солдата Татьяна Никерова, бабушка Александра Кирилловна, оставшись с двумя сыновьями, так больше и не вышла замуж: «Она ждала дедушку каждый божий день и не теряла надежды до самой своей смерти в 1983 году». 

Борис Михайлович тоже ждал отца и искал потом долгие годы. В детстве и отрочестве ему не давала покоя мысль – что случилось с отцом? Что значит – пропал без вести? Никто не видел, как он погиб? Или не погиб? Попал в плен? Или, самое страшное, стал предателем? И такие предположения строили тогда в народе о пропавших без вести. Поэтому мальчишке очень важно было знать, что же случилось с его отцом. Он помнил его сильным и храбрым и верил, что отец достойно воевал. И хотелось найти хоть какие-то его следы, чтобы доказать всему миру – его отец не просто пропал без вести, а погиб за Родину. И где-то в глубине души теплилась надежда: а, может, жив? Потерял память (сколько таких историй было!), попал в плен, да мало ли что еще! И он искал. Обращался в военкоматы, посылал запросы в архивы, но отовсюду приходили отрицательные ответы. Отчаявшись его найти, он предложил землякам установить в родной деревне обелиск всем односельчанам-участникам Великой Отечественной войны – и погибшим, и тем, кто вернулся. Вернее, идея была общей, четверых Густовых - Бориса Михайловича, Геннадия Александровича, Владимира Ивановича и Виталия Павловича. Они все родственники и однофамильцы из одной деревни – Старо-Дражжево Шаранского района. Идею поддержали, в сборе средств приняли участие практически все жители деревни. Памятник в селе появился, среди фамилий, выбитых на обелиске, значится и фамилия его отца. И теперь Борис Михайлович знал, куда  прийти, чтобы поклониться отцу. Для него это было очень важно. 

- Знаете, когда я работал в НГДУ, в родительский день всегда выделял автобус для работников – чтобы у них была возможность съездить на кладбище, поклониться дорогим сердцу людям, прибраться на могилках, – рассказывает Борис Михайлович. – И сам всегда ездил.

Между тем к поискам деда подключилась и дочь Бориса Михайловича Татьяна Никерова. Как рассказывает сама, еще в далеком детстве она поражалась тому, что в самый светлый и почитаемый в семье и в стране праздник – День Победы – бабушка всегда плакала: «Для нас это был радостный праздник – парад, шары, музыка, песни, флаги, встречи с друзьями и родственниками. А бабушка плачет очень горько, словно беда какая страшная приключилась. Потом уже, когда подросла, я спросила её – почему она плачет? А бабушка помолчала, а потом тихо так говорит: «А я его всё жду». Я даже не поняла сначала – кого? А она: «Мишу моего. Если только жив – обязательно придёт!», а в конце жизни говорила уже несколько иначе: «Был бы жив – обязательно пришел бы», словно теряла надежду. Наверно, тогда я поняла, какое это страшное словосочетание – «Пропал без вести»… Ведь если погиб, то погорюешь-погорюешь, да и свыкнешься с мыслью, что нет его больше, будешь дальше своей жизнью жить. А тут словно навсегда застрял в том времени, когда всё ждёшь-ждёшь, что откроется калитка и войдёт твой родной человек, а между тем со дня окончания войны проходят дни, месяцы, годы, десятилетия… Это страшно и больно. Бабушка пыталась искать, посылала запросы в военкоматы разных уровней. Потом к поискам подключился папа. Он не афишировал это, но я знала, что он тоже ведёт поиски по своим каналам связи. Но всё было безрезультатно». 

Потом, когда у Татьяны стали подрастать свои дети и в школе писали сочинения на тему Великой Отечественной войны, о воевавших родственниках, в памяти снова всё всколыхнулось – рассказы бабушки, воспоминания отца… И Татьяна решила продолжить поиски, начатые бабушкой и отцом. Сначала шла по тропкам, протоптанным отцом, – делала запросы в военкомат, копалась в архивах. Однажды, случилось это около десяти лет назад, ей повезло: в музее Победы на Поклонной горе она рассказала о том, что ищет пропавшего без вести деда. И сотрудница музея сообщила о том, что Министерством обороны РФ создаётся электронная база данных «Мемориал» на основе архивных документов о советских воинах, и тут же предложила Татьяне заглянуть в эту базу, благо компьютер и доступ к базе у музея был. 

- Именно тогда я выяснила, что дед служил в 58-й механизированной бригаде второго танкового корпуса, в разведроте, – рассказывает Татьяна. 

Поиски сдвинулись с мёртвой точки. Она узнала, что её дед, младший сержант командир отделения М.А.Густов, пропал без вести в районе хутора Гусынка Белокалитвинского района Ростовской области. Поиски обрели новое направление: Татьяна вместе с детьми начала изучать путь 58-й механизированной бригады в январе 1943 года: изучала военные хроники, свидетельства очевидцев, военные донесения – всё, что можно было найти в Интернете. Была надежда встретить хоть какое-то упоминание о деде. Всё было безрезультатно.

- Тогда мы начали отыскивать в Интернете фотографии братских могил и воинских захоронений, расположенных в тех краях, – продолжает рассказ об истории своих поисков Татьяна Никерова. – Мы увеличивали эти фотографии, насколько это возможно, чтобы увидеть выбитые на монументах фамилии, надеясь найти фамилии погибших однополчан деда из списков безвозвратных потерь, опубликованных на сайте «Мемориал». Это сузило бы круг поиска.

Чтоб вы понимали, какая это объёмная работа: только на территории Белокалитвинского района Ростовской области – 53 братских захоронения, в которых покоится 4404 человека, среди них – 1463 неизвестных. И ведь каждого из этих неизвестных считают без вести пропавшим!

Удача улыбнулась, когда во время очередного поиска на просторах Интернета Татьяна наткнулась на статью Белокалитвинской районной газеты «Перекрёсток», в которой говорилось о студентах, занимавшихся поиском родственников солдат, похороненных в братской могиле в хуторе Гусынка. Т.Б.Никерова написала письмо в редакцию о том, что разыскивает своего деда, пропавшего без вести именно в районе этого хутора. Как выяснилось, статья эта была опубликована еще два года назад, в 2020 году. Но журналист газеты Марина Озёрная связалась с преподавателем истории Белокалитвинского казачьего кадетского профессионального техникума Василием Фоминым, чьи студенты занимаются поисковой работой. Тот ответил, что в списках среди погибших в хуторе Гусынка М.А.Густова нет, и пояснил, что его могли похоронить и как безымянного, и не обязательно в Гусынке: фронт шёл очень быстро. Именно такой ответ вначале получила Татьяна. Однако Марина Озёрная на этом не остановилась, а обратилась еще к одному человеку, который много лет занимается поиском пропавших без вести солдат, – ветерану Вооружённых сил РФ подполковнику в отставке Владимиру Недайводину. Вот что пишет она в своей статье «Дорога длиною в 79 лет», опубликованной в газете «Перекрёсток»: «Оказывается, Владимир Петрович вёл работу по увековечиванию солдат в Ильинском поселении еще в 2014 году. По журналам боевых действий он выяснил, что 58-я механизированная бригада, в которой воевал М.А.Густов, 10 января 1943 года вела бои в Белокалитвинском районе за два хутора – Гусынку и Корсунку. Удалось установить 120 фамилий, среди которых и дед Татьяны Никеровой. Только похоронен он не в Гусынке, как предполагалось ранее, а в Корсунке».

Это стало долгожданным и в то же время неожиданным известием и для Татьяны, и для её отца! Столько лет неизвестности, поисков и ожидания... И вот такая новость буквально накануне 77-й годовщины Победы! Борис Михайлович Густов, пришедший в редакцию, чтобы поделиться этой радостью – той самой, которая со слезами на глазах, сказал: «Спустя 79 лет я нашел могилу отца. Столько лет он числился пропавшим без вести! А теперь я знаю, что он пал смертью храбрых в кровопролитных боях и похоронен в одной братской могиле со своими однополчанами, также отдавшими жизнь за свою Родину. И всем, чьи родные считаются пропавшими без вести, я хочу сказать: ищите, надежда отыскать могилу родного человека есть. И наши поиски – тому подтверждение».

К сожалению, Борис Михайлович по состоянию здоровья и в силу преклонного возраста не смог поехать навестить могилу отца. А вот Татьяна Никерова вместе с мужем и детьми тут же собрались и поехали к месту гибели своего деда и прадеда, чтобы в День Победы возложить цветы на его могилу. Надо ли говорить, как много значит это событие для Татьяны и её отца! Теперь их дед и отец - Михаил Андреевич Густов – не пропавший без вести, не неизвестный солдат в братской могиле, а человек, снова обретший своё имя и свою семью. Он словно вернулся к ним – к своему сыну, к своим внукам и правнукам.

Говорят, война не окончена, пока не похоронен её последний солдат. Для Бориса Михайловича Густова и его семьи она закончилась вот только сейчас, через 77 лет после Победы и спустя 79 лет после получения страшного известия об отце – «Пропал без вести»…

Автор:Людмила Сабитова
Читайте нас в