+15 °С
Облачно
ВКTlgrmЯ.ДзенОКTikTok
Все новости
Новости
13 Ноября 2021, 12:45

Ковид-госпиталь Нефтекамска: взгляд изнутри

Мы уже писали о том, что большую тревогу у медиков вызывает низкий уровень вакцинации среди пожилых. Процент вакцинированных среди людей старше 65 лет составляет всего 36,6 процента. В то же время большая часть пациентов ковид-госпиталя – именно пожилые люди. 11 ноября я побывала в ковид-госпитале Нефтекамска, чтобы своими глазами увидеть, как там обстоят дела, и задать вопросы, волнующие читателей газеты «Красное знамя», начальнику ковид-госпиталя Светлане Глюсовне Шавалеевой. Вместе со мной в ковид-госпитале побывали представители молодежной администрации городского округа Кирилл Григорьев и Гульнара Казанбаева, которые показали все, что увидели своими глазами в прямом эфире в социальных сетях.

Людмила Сабитова, «КЗ».  В отделении реанимации лежат самые тяжелые больные, все они находятся на неинвазивной ИВЛ. Медсестра проводит необходимые процедуры.
В отделении реанимации лежат самые тяжелые больные, все они находятся на неинвазивной ИВЛ. Медсестра проводит необходимые процедуры.Фото:Людмила Сабитова, «КЗ».

На момент нашего посещения в госпитале проходили лечение 178 человек, 124 из них – пожилые люди старше 60 лет, в реанимации – 10 человек, все – пожилые, и все – непривитые. Почему пожилые люди не желают прививаться? Почему только здесь, в госпитале, понимают всю необходимость вакцинации? Что сделать, чтобы убедить своих пожилых родственников привиться? О чем мечтают врачи и правда ли, что им платят за каждого ковидного больного? Ответим и на эти вопросы. 

Итак, ковид-госпиталь Нефтекамска. На входе нас всех переписывают пофамильно, интересуются, вакцинированы ли мы. Непривитых в так называемую «красную зону» просто не допустят, потому что за полтора года работы убедились: COVID-19 – страшная болезнь, которая не щадит никого. Затем мы переодеваемся. Это занимает довольно долгое время: во-первых, мы новички, и нам нужно объяснять всю последовательность одевания, во-вторых, какие-то элементы просто не надеть без посторонней помощи. Бахилы в виде больших носков, например, я переодевала дважды: оказалось их нужно надевать поверх обуви. Мы надеваем медицинские брюки и рубашки, брюки нужно заправить в носки, на голову – повязать платок таким образом, чтобы лоб, шея, волосы были надежно укрыты. На наших лицах – медицинская маска, поверх нее надевается респиратор. Затем надевается противочумный костюм из нетканого материала. Надеваются две пары резиновых перчаток - одна пара заправляется под рукава противочумного костюма, другая надевается поверх рукава. В последнюю очередь надеваются очки, после чего все места возможного проникновения инфекции заклеиваются скотчем и пластырем – в районе очков, замков, бахил и перчаток. «Это ноу-хау мы подсмотрели у коллег из других госпиталей, - смеется Светлана Глюсовна. – А то ведь то бахилы или перчатки сползут, то лоб откроется, то молния расстегнется. Всему учимся на ходу, друг у друга».

Забегая вперед скажу, что только раздевание после выхода из «красной зоны» заняло около 5 минут. Прибавьте к этому обеззараживание и обработку в разных комнатах, принятие душа. В итоге выход в чистую зону занял около 15 минут.

Я не случайно так подробно рассказываю об этом. Представьте, каково медперсоналу проделывать это по несколько раз в сутки. Противочумные костюмы, бахилы и перчатки – это расходный материал, они утилизируются после каждого похода в «красную зону». И потому врачи и медсестры, отправляясь к больным, идут туда сразу на 5-6 часов, находясь там без питья, посещения туалета, все это время отдавая исключительно работе – осмотру и лечению больных, беседам с ними. Беседы с больными – важная составляющая лечения этой болезни. Коронавирус бьет не только по физическому здоровью, но и по здоровью психическому. У больных начинается депрессия, угнетенное состояние мешает выздоровлению. Вот и беседуют врачи со своими больными обо всем на свете. Лишь бы отвлечь их от мрачных мыслей.

«Здесь, в «красной зоне», круглые сутки дежурят врачи и медсестры, не бывает такого, чтобы все врачи ушли в чистую зону, - говорит начальник ковид-госпиталя. – Сама я также ежедневно посещаю больных, стараюсь делать это в обеденное или послеобеденное время, когда обход врачей уже прошел. Больным важно чувствовать, что они все время под присмотром».

Тем не менее иногда в соцсетях появляются жалобы на то, что врачи не заходят к больным или заходят не ко всем больным. Откуда рождаются такие слухи? Светлана Глюсовна считает, что это из-за того, что все они выглядят одинаково, и пациенты не могут отличить медсестер и санитарок от врачей, хотя они и пишут маркерами на спинах свои фамилии и должности. И это действительно так. Когда мы уже выходили из палаты, одна пациентка вдруг встрепенулась: «Ой, Светлана Глюсовна, это вы?». Это она заметила надпись на спине – «начальник госпиталя».

Как реагируют врачи на такие жалобы со стороны родственников больных? Стараются терпеливо доказывать обратное. Иногда просто рассказывают родственникам о каких-то семейных событиях, приобретениях, о любимых сериалах больных – мол, откуда мы можем это знать, если ни разу даже не подошли к этому больному? Ну а больных продолжают лечить и беседовать с ними, ибо на больных нельзя обижаться, им и так тяжело.

Врачи здесь работают по графику – 3 суток через трое суток, медсестры - сутки через сутки. К такому графику, как наиболее удобному, пришли в процессе работы. Когда пандемия только начиналась, работали по 2 недели, это было тяжело, врачи и медсестры из разных отделений сменяли друг друга. Постепенно пришли к выводу, что лучше, если в госпитале будет постоянный персонал, который будет хорошо разбираться и в лечении болезни, и в истории болезни каждого конкретного больного. Сейчас здесь работают 23 врача, включая начальника госпиталя. 6 – постоянные, остальные – стажеры. «Стажеры – это не значит, что они только после института, - поясняет С.Г.Шавалеева. – Многие из них довольно опытные врачи, просто это не инфекционисты, пульмонологи и терапевты, которые занимаются лечением данного конкретного заболевания, а врачи других специальностей – хирурги, неврологи, травматологи». Всего же в ковид-госпитале трудятся 109 человек, включая медсестёр, санитарок и раздатчиц. 

Беседуем с больными, интересуемся – как лечат, хватает ли лекарств, хорошо ли кормят? Слышим только слова благодарности в адрес медперсонала, врачей. Особенно от тех, кто поступил сюда в тяжелом состоянии и теперь, после предпринятого врачами лечения, пошел на поправку. Питанием довольны все – кормят вкусно и сытно. Здесь очень стараются не только врачи и медсестры, но и санитарки, убирающие палаты, и раздатчицы, разносящие пищу. Больные это чувствуют. Но всем, разумеется, хочется домой. Беседуем с бабушкой, которая здесь уже 3 недели. Видно, что ей до выздоровления еще далеко, но по дому она страшно соскучилась. Жалеет, что не привилась, и потому заболела и угодила сюда. Говорит, что не знала, можно ли ей прививаться, ведь она болеет сахарным диабетом.

- Не только можно, но и жизненно необходимо! – говорит Светлана Глюсовна. – Ковид в первую очередь атакует тех, кто ослаблен хроническими заболеваниями. На острие удара – люди, страдающие сахарным диабетом, ожирением, гипертонией, сердечными заболеваниями, пожилые люди, у которых в анамнезе не одно, а по несколько хронических заболеваний. Именно этим людям нужно прививаться в первую очередь. Противопоказанием к вакцинации может быть только обострение хронической болезни и любое заболевание в острой стадии, для онкобольных – период прохождения химиотерапии.

Интересуемся – хватает ли лекарств, имеются ли необходимые препараты. «Слава Богу, Минздраву и главному врачу городской больницы: все препараты, которые необходимы, в том числе и дорогостоящие, и так называемые МАБы, у нас имеются. Не каждый госпиталь может похвастать этим. Не знаю уж, как этого добивается Мурад Разилович (М.Р.Авзалов – главный врач городской больницы Нефтекамска, - прим.ред.), но всегда наши запросы по лекарствам выполняются в срок», - слышим в ответ. 

И, видимо, вспомнив еще одно обвинение в адрес врачей, Светлана Глюсовна добавила: «Все препараты у нас есть, и если есть необходимость и нет противопоказаний, мы их назначаем и применяем. Не имеют значение ни возраст, ни социальный статус больного. Только показания к применению. Мы заинтересованы в том, чтобы больной выздоровел и выписался домой. Это самое главное желание в моей жизни, у меня других желаний уже нет. Мне хочется, чтобы больные не умирали, не погибали, а выздоравливали и выписывались. И шли домой». 

Это прозвучало просто как крик души. И когда мы спустились на первый этаж, в отделение реанимации я поняла, о чем он. Здесь лежат самые тяжелые больные, те, которые сами дышать уже не могут. У многих легкие повреждены настолько, что их, кажется, уже просто нет. Светлана Глюсовна показала мне потом, как выглядят на снимке легкие таких пациентов: иногда это просто сплошное темное пятно. Здесь тоже умирают люди. В республике ежедневно от коронавируса умирает больше 30 человек, кто-то из них – в нашем городе. Привыкнуть к этому нельзя, невозможно! 

«Меня в институте не готовили к тому, что я встречусь с такой болезнью, - с болью говорит врач-инфекционист с 24-летним стажем. – Да, я знала, что есть холера и чума, которая скосила пол-Европы в средние века. Но я не думала, что мне придется столкнуться с чем-то подобным! Эту пандемию я бы сравнила с войной. Ковид – это война против человечества. А когда идет война, нужна мобилизация людей. В нашем случае мобилизация – это сделать прививку каждому, кому она не противопоказана. Другого варианта нет. Наверно, для кого-то это звучит радикально, но я сейчас сторонник радикальных мер, просто потому, что я все это вижу – как страдают и умирают люди. Не будьте эгоистами, пойдите и вакцинируйтесь ради того, чтобы защитить не только себя, но и близких людей – тех, кому прививаться нельзя, и прежде всего детей. Создать коллективный иммунитет просто необходимо, иначе наша жизнь никогда не станет прежней».

Продолжение – в следующем номере.

Вот в таком виде мы отправились в «красную зону»: слева направо - заведующая отделением медпрофилактики Наталия Валиева, врач-хирург Булат Муртазин, начальник госпиталя Светлана Шавалеева и я, журналист. Узнать, кто есть кто –  и впрямь невозможно.
Вот в таком виде мы отправились в «красную зону»: слева направо - заведующая отделением медпрофилактики Наталия Валиева, врач-хирург Булат Муртазин, начальник госпиталя Светлана Шавалеева и я, журналист. Узнать, кто есть кто – и впрямь невозможно.
Автор:Людмила Сабитова
Читайте нас в