-10 °С
Облачно
ВКОКFBInstaTikTok
Все новости
ИСТОРИЯ
17 Января 2020, 21:24

Мы построили красивый город!

Листая ранее прочитанные экземпляры газеты «Аргументы и факты», в №38 за 2019 год обратила внимание на статью-размышление Николая Ивановича Рыжкова, бывшего председателя Совета министров СССР. Статью я читала ранее, после получения газеты, а тут обратила внимание на фотографию. На ней рядом с Виктором Черномырдином и Николаем Рыжковым стоит Владимир Чирсков, министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, бывший главный механик СУ-3 треста «Башнефтепромстрой» в г. Нефтекамске. Увиденная фотография навеяла меня на воспоминания, как мы начинали строить будущий город Нефтекамск, тогда он назывался посёлком. Как будто всё это было вчера…


1960 годы. г. Нефтекамск. Фото: из архива Фёдора Бреднева.

Приехала сюда я шестьдесят лет назад, осенью 1959 года. В посёлке стояли несколько сборно-щитовых бараков и четырёхквартирные щитовые дома, был и клуб «Строитель», двухэтажное здание управления треста БНПС (нынче это поликлиника №2). В 1963 году, когда трест БНПС переехал в другое помещение, там разместили детский сад. Рядом со зданием управления стояла водонапорная башня, а дальше располагались действующий бетонный узел с полигоном по изготовлению железобетонных изделий, арматурный цех и склад цемента.
Тогда, 60 лет назад, люди, выросшие и воспитанные в духе «всё для фронта, всё для Победы!», работали с особым энтузиазмом. Строить город приехали в основном молодые работники проф-техучилищ, жители окрестных деревень и более опытные специалисты из Октябрьского и Туймазов.
Мне тогда шёл 20-й год, начала работать инженером производственно-технического отдела на комбинате строительных материалов, а через год меня направили старшим мастером в бетонный узел.
Сменными мастерами работали мужчины более старшего возраста. Лично мне редко приходилось напрямую обращаться к Владимиру Чирскову, мы часто встречались на планёрках, проводимых тогда ещё главным инженером, а затем управляющим треста БНПС Юрием Баталиным (в будущем председателем Государственного строительного комитета СССР), который указал Владимиру Чирскову, чтобы установленные на полигоне бетонного узла башенный кран (кран был не новый) и кран-балка работали без поломок, так как от работы единственного в то время бетонного узла и полигона зависела работа на строящихся объектах. Владимир Чирсков часто оказывал техническую помощь.
Строители работали в ускоренном темпе, а нам надо было обеспечивать их потребности в товарном бетоне и железобетоне, чтобы строить жильё для нефтяников и строителей, детские сады, собственную базу треста БНПС, объекты нефтедобычи и другие объекты. Изготавливали мелкоштучные разновидные изделия для строительства жилых домов, культурно-бытовых зданий и промышленного строительства, на изготовление которых сторонние заводы не принимали заказы.
Это были более десятка типоразмеров одних только перемычек, плит, детали лестниц и прочее. Каких только деталей не готовили для строящихся кустовых насосных станций и других объектов нефтяников, которые строил СУ-1 треста.
Представители строительных организаций постоянно приходили на бетонный узел узнавать, как выполняются их заказы. Все просили, чтобы их заявки выполнялись срочно. На участке в основном работали женщины, кроме слесарей-ремонтников, мотористов и электросварщиков. Не хватало арматуры, листовой стали для закладных деталей и изготовления опалубки, поэтому приходилось формовать детали в деревянной опалубке. Арматурные скрутки собирали на берегу р. Кама, куда прибывали плоты с древесиной, скрученные стальными прутьями.
Иногда некоторые спрашивают, как мы жили и работали в молодости, наверно, было трудно?! Тогда всем было нелегко, все работали так, как надо было работать, время было такое. В стране интенсивно занимались восстановлением разрушенных во время войны хозяйств, развитием промышленности, сельского хозяйства, добычей полезных ископаемых.
В Нефтекамске надо было добывать нефть, тоже ускоренными темпами. И женщины, и мужчины работали хорошо, слаженно, в случае необходимости на рабочем месте заменяли друг друга. Хорошо помню бригадира Рафаэля Садыкова, мужчину небольшого роста, подвижного, болеющего душой за работу, который работал мотористом на бетономешалке. Мог работать на подаче цемента, инертных материалов и на дозаторе, плотника. Помню Михаила Янситова, у которого были золотые руки, со своим звеном они быстро изготавливали крепкие формы - опалубки разной конфигурации.
За качество работы арматурного цеха я была спокойна, там бригадиром работал Николай Замулько, легендарный человек, который долгое время работал в Бразилии арматурщиком на строительстве монолитных высотных зданий. Женщины-бетонщицы работали как пчелы, бывало, что за смену вообще не заходили в бытовку. Несмотря на трудные бытовые условия, люди по возможности занимались общественной работой, вечерами дежурили в штабе народной дружины, патрулировали по улицам, учились в учебном комбинате треста БНПС, чтобы получить рабочие специальности, некоторые учились в нефтяном техникуме, организованном в здании средней школы п.Николо-Берёзовка.
В то время при рождении ребёнка женщинам оформляли больничные листы на 56 календарных дней до родов и на 56 календарных дней после родов, после чего можно было оформить отпуск без сохранения зарплаты до достижения ребёнком шестимесячного возраста. Сидеть дома с ребёнком мне не дали, я вышла на работу через 56 дней после родов. До сих пор считаю, значит, так было нужно. Самым тяжёлым для меня было отзывать женщин-бетонщиц в праздничные дни на выгрузку вагонов с цементом. Мне было неловко, но в то же время нельзя было допускать, чтобы вагоны простаивали. Люди относились с пониманием. Не легче было и перед строителями, если по какой-либо причине изделия выпускали не в срок или отпускали бетон с задержкой. Причин было много.
Однажды во вторую смену остановилась бетономешалка, перегорел электрический двигатель. Заменили, через полчаса перегорел второй. Что делать? Укладку бетона было нельзя прерывать. Ко мне подошёл дежурный электрик, молодой парнишка, и сказал, что электрический двигатель можно демонтировать со строящегося растворо-бетонного узла. Я широко открыла глаза, язык отнялся, но в голове что-то сработало. Что в этом такого, говорит он, установка строится для нашего предприятия, утром выпишем и поставим на место другой электрический двигатель. Но пойти туда он был готов только со мной.
Принесли электрический двигатель, установили, смену отработали нормально. Отпустили требуемое количество бетона, изготовили согласно заданию железобетонные изделия. На другой день новый электрический двигатель поставили на место демонтированного. Утром, как обычно, на работу вышли сначала инженер ПТО СУ-3 Мария Чирскова, за ней начальник СУ-4 Геннадий Ткачев, начальник участка СУ-3 Борис Решетников. Мы объяснили ситуацию и они поняли, что мы действовали из лучших побуждений.
Мне всегда везло работать с прекрасными руководителями, которые умели находить контакт с коллективом. Это директор комбината строительных материалов (позже его переименовали в ЗЖБИ треста БНПС) Леонид Бабиков, главный инженер Станислав Потапенко, первый директор вновь построенного ЗЖБИ Узбек Ахметзянов.
Самое главное – как депутату и члену исполкома горсовета мне посчастливилось работать с первым председателем исполкома Нефтекамского городского Совета Мухаметом Ахмадеевым, участвовать в первой сессии (март 1965 года) Нефтекамского городского Совета. На ней были избраны члены исполкома из семи человек, в их числе – Мухамет Ахмадеев – председатель Совета, Сафий Халилов - заместитель председателя, Люзия Шарипова – секретарь. Членами исполкома избрали заместителя начальника НПУ «Арланнефть» Петра Зарубина, бригадира вышкомонтажников УБР Каюма Ихина, меня как старшего мастера ЗЖБИ треста БНПС и представителя рабочего класса Гульсину Хакимову. Заседания исполкома проводились почти каждую пятницу, а вопросов всегда было много. На заседаниях всегда присутствовали прокурор города Леонид Васильев, главный врач СЭС Надежда Истомина, позже – Владимир Шипицин, военком Асхат Кучимов и другие должностные лица.
Вот так на поле, где росли пшеница и рожь, совместными усилиями мы построили красивый город – Нефтекамск!
Самара Ахметова, ветеран труда федерального значения.